Санкт-Петербург, м. Пл. Восстания,
ул. Гончарная, дом 13

+7 (812) 458-53-53

+7 (921) 771-65-11

[email protected]

Международно правовое регулирование инвестиционной деятельности


Международно-правовое регулирование инвестиционной деятельности

Особое внимание необходимо обратить на важность международных договоров, в первую очередь двусторонних договоров о поощрении и взаимной защите инвестиций.

Как известно, в современных условиях правовое регулирование иностранных инвестиций осуществляется на национально-правовом и международно-правовом уровнях. Недостатки национально-правового регулирования отношений, связанных с иностранными инвестициями, могут быть компенсированы путем международно-правового регулирования такого вида отношений. Гарантии иностранным инвестициям, предоставленные национальным законом, в любое время могут быть отменены по причине принятия нового закона. Гарантии, предоставленные международным договором, государство не может отменить в одностороннем порядке, поэтому, несмотря на сходство содержания национальных законов и международных договоров о защите инвестиций, международно-правовое регулирование иностранных инвестиций имеет важное значение, особенно для иностранных инвесторов.

Международно-правовое регулирование иностранных инвестиций состоит из многосторонних и двусторонних международных соглашений. Кроме того, большую роль в унификации общих подходов национального законодательства различных государств к регулированию иностранных инвестиций играют международные организации системы ООН, различные универсальные и региональные международные организации. В рамках этих организаций был принят ряд документов, оказавших большое влияние на правовое регулирование иностранных инвестиций.

Составную часть международно-правового регулирования иностранных инвестиций составляют двусторонние соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций. Как правило, двусторонние соглашения определяют инвестиции как:

) собственность в виде движимого и недвижимого имущества, а также другие имущественные права, такие, как ипотечные права и права залога;

) права на долевое участие и другие формы участия в компаниях;

) право требования по денежным средствам, использованным для создания экономических ценностей, или услугам, имеющим экономическую ценность и связанным с инвестициями;

) права на интеллектуальную собственность, включая, в частности, права на изобретения, технологию, ноу-хау, промышленные образцы и товарные знаки;

) все другие права и имущественные ценности, которые признаются инвестициями в соответствии с законодательством страны, на территории которой они осуществлены.

Некоторые двусторонние соглашения включают в понятие инвестиций также права на коммерческую деятельность и концессии, включая права, касающиеся разведки, разработки, добычи или эксплуатации природных ресурсов.

Несомненно, что значение двусторонних соглашений заключается и в содержащихся в них гарантиях, взаимно предоставляемых договаривающимися странами инвесторам этих стран. Так, в заключенных Казахстаном соглашениях о поощрении и защите инвестиций договаривающиеся стороны предоставляют инвесторам на взаимной основе режим наибольшего благоприятствования или национальный режим. В каждой конкретной ситуации инвестор имеет право выбора одного из этих двух режимов.

Что касается нового закона “Об инвестициях”, то в нем отсутствует достаточно четкое определение вышеуказанных гарантий в виде режима наибольшего благоприятствования или национального режима. Очевидно, что национальное законодательство Казахстана в области инвестиций призвано установить общие для всех инвесторов, вне зависимости от страны их происхождения, нормы, которые бы позволили, в целом, регулировать отношения, возникающие в результате осуществления инвестиционной деятельности на территории республики. Все вышесказанное говорит о том, что государственная политика по созданию благоприятного инвестиционного климата в нашей стране находит свое отражение как на внутригосударственном, так и на международном уровнях.

www.smartfinances.ru

Внутригосударственное регулирование инвестиционной деятельности

Как правило, страны-реципиенты капитала предоставляют иностранным инвесторам национальный режим, который предусматривает предоставление следующих преимуществ для иностранных инвесторов:

  1. Иностранные инвесторы могут создавать свои компании и осуществлять предпринимательскую деятельность на тех же условиях, что и местное юридическое лицо.

  2. Иностранные инвесторы могут избирать любую организационно-правовую форму ведения предпринимательской деятельности

  3. Иностранные инвесторы пользуются большим количеством местных налоговых льгот

  4. Иностранные инвесторы получают доступ к финансовым, трудовым, научно-техническим и другим ресурсам страны-реципиента капитала

31 октября 2009 года

Деятельность иностранных инвесторов в развитых странах, таких как ФРГ, США, ВБ регулируется национальными законами и административными процедурами, которые обязательны для местных и иностранных предпринимателей. Эти государства не делают различий между национальными и иностранными компаниями, применяя к их деятельности внутригосударственное гражданское, торговое, корпоративное и финансовое право. В связи с этим в этих странах, как правило, отсутствуют специальные законы об иностранных инвестициях и нет специализированных государственных органов, контролирующих инвестиционную деятельность. В Австралии, Новой Зеландии, скандинавских и средиземноморских странах существуют законы, регулирующие баланс между вывозом прибыли и ввозом кредитов.

В развивающихся странах, в том числе РФ, существуют специальные законы, которые детально регулируют инвестиционную деятельность. Кроме того предусмотрено существование специализированных органов, контролирующих эту деятельность.

Гарантии защиты и страхования иностранных инвестиций

- закрепленные в национальном законодательстве или международных соглашениях обязательства страны-реципиента капитала перед иностранными инвесторами по созданию безопасного режима инвестирования (надо знать надо на экзамене!!!)

Виды гарантий:

  1. Гарантии, обеспечивающие неприкосновенность имущества, составляющего иностранную инвестицию на территории страны-реципиента капитала.

Состоит в том, что имущество иностранного инвестора или коммерческой организации с иностранными инвестициями не подлежит принудительному изъятию, в том числе национализации, реквизиции и т.д., за исключением случаев и оснований, установленных ФЗ или МД. При реквизиции иностранному инвестору или коммерческой организации выплачивается стоимость реквизируемого имущества. При прекращении действия обстоятельств, в связи с которыми была произведена реквизиция иностранный инвестор или коммерческая организация вправе требовать в судебном порядке возврата сохранившегося имущества, но при этом обязаны возвратить полученную сумму компенсации с учетом потерь от снижения стоимости имущества. При национализации иностранному инвестору или КО с ИИ выплачивается стоимость национализированного имущества, а также компенсируются иные убытки.

В соответствии с соглашением между Правительством СССР и Правительством Республики Кореи 1990 о поощрении и взаимной защите капиталовложений размер компенсаций должен соответствовать реальной стоимости экспроприируемого имущества на тот момент, когда об экспроприации стало известно. Компенсация должна быть выплачена в течение 2-х месяцев с даты экспроприации, по истечении которых на сумму компенсации будут начисляться процента вплоть до дня выплаты по обычной коммерческой ставке; компенсация должна быть эффективно реализуемой и свободно перевозимой.

Законодательство об ИИ в РФ помимо прочего предоставляет иностранному инвестору право требовать компенсации убытков, причиненных незаконными действиями государственных органов, в порядке, установленном гражданским законодательством РФ.

Российское гражданское законодательство предоставляет иностранным инвесторам национальный режим. Однако предусматриваются изъятия, как ограничительного, так и стимулирующего характера. Изъятия ограничительного характера устанавливаются ФЗ лишь в той мере, в которой это необходимо в целях защиты ОКС, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Изъятия же стимулирующего характера имеют место в виде определенных льгот для иностранных инвесторов, которые вводятся в интересах социально-экономического развития РФ. Перечень льгот закрепляется на уровне ФЗ.

  1. Признание принципа суброгации

Этот институт применяется при международном страховании ИИ от политических рисков. Состоит в том, что если иностранное государство или уполномоченный им государственный орган производят платеж по гарантии или договору страхования в пользу иностранного инвестора в отношении инвестиций, осуществленных им на территории страны-реципиента капитала, и к этому иностранному государству или уполномоченному им государственному органу переходят права (уступаются требования) иностранного инвестора на данные инвестиции, то такой переход признается государством-реципиентом капитала правомерным.

Практически признание суброгации означает признание обязанности уплатить компенсации за утраченные ИИ иностранному государству, как правопреемнику инвестора. В связи с этим государства, признающее суброгацию, будет проявлять повышенную осторожность в отношении ИИ, чтобы избежать впоследствии конфронтации с государством, которому будут цедированы? данные права требования.

  1. Гарантии, касающиеся порядка разрешения споров, которые возникают в связи с осуществлением инвестиционной деятельности.

Состоит в том, что споры с участием иностранного инвестора или КО с ИИ в связи с их инвестиционной деятельностью, могут по их выбору передаваться на рассмотрение:

  1. компетентный суд или арбитраж страны-реципиента капитала

  2. третейский суд ad hoc

  3. в постоянно действующий международный коммерческий арбитражный орган (например, арбитражный институт Стокгольмского торговой палаты)

  4. международный центр по урегулированию инвестиционных споров

  5. Гарантии, обеспечивающие право инвестора воспользоваться результатами своей деятельности

состоит в том, что иностранный инвестор после уплаты, предусмотренных законодательством страны-реципиента капитала налогов и сборов имеет право:

  1. свободное использование доходов и прибыли для реинвестирование в страну-реципиента капитала или для иных не противоречащих закону целей

  2. право на беспрепятственный перевод за пределы РФ доходов, прибыли, и других правомерно полученных денежных сумм в иностранной валюте в связи с ранее осуществленными инвестициями

В рамках этой гарантии государства также обязуется принимать меры от неконвертируемости валюты, не принимать специальных валютных ограничений и иных административных мер, затрудняющих репатриацию (вывоз) прибыли.

Правовой режим, при котором репатриация существенно усложнена или невозможна в результате введения определенных ограничений, получил название так называемой «Ползучей экспроприации».

  1. «Дедушкина оговорка» - гарантия стабильности условий инвестирования или стабилизационная оговорка

В соответствии с ней инвестору предоставляется гарантия от неблагоприятного изменения законодательства действовавшего ранее для него или созданной им КО с ИИ, то есть в течение определенного срока условия ФЗ или иных НПА, ухудшающие положение иностранного инвестора, не распространяются на него. Это общее правило.

В законодательстве об ИИ в РФ установлен ряд положений, ограничивающих действие этой оговорки:

  1. Оговорка не распространяется на изменения, которые вносятся в законодательство в целях защиты ОКС, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства

  2. Оговорка не распространяется на законы и НА, касающиеся таможенных пошлин, вызванных применением мер по защите экономических интересов РФ при осуществлении внешнеторговой деятельности.

  3. Эта гарантия не распространяется на законы и НА, которые касаются акцизов и НДС на товары, ввозимые на территорию РФ

  4. Не распространяется на законы и НА, которые касаются взносов в Пенсионный фонд РФ

Оговорка применяется в отношении иностранных инвесторов и КО с ИИ, осуществляющими приоритетные инвестиционные проекты. Под приоритетными инвестиционными проектами понимается проект с особо крупной суммой или проект с особо значительной минимальной долей инвестора. Каждый приоритетный инвестиционный проект утверждается Правительством РФ.

На иные КО с ИИ стабилизационная оговорка распространяется, если доля иностранного инвестора в них составляет свыше 25%.

Действие оговорки гарантируется как правило в течение срока окупаемости проекта, но не более 7 лет со дня начала финансирования за счет ИИ. В случае невыполнения иностранными инвестором своих обязательств по реализации приоритетного инвестиционного проекта эти субъекты могут быть лишены льгот, которые предоставляются в связи этой гарантией.

Примеры регулирования данного вопроса в других странах:

В соответствии с Законом об ИИ Казахстана к ИИ в течение 10 лет не применяется новое законодательство, а по инвестициям, осуществляемым по долгосрочным (более 10 лет) контрактам, заключенным с уполномоченным органов государства – до окончания срока действия контракта, если им самим не предусмотрено иное

Аналогичные положения предусмотрены в Азербайджане, Грузии и Туркменистане.

Существование «дедушкиной оговорки» предусмотрено также Конвенцией стран СНГ 1997 о защите прав инвесторов. В соответствии с ней, если суд, в том числе Экономический суд СНГ, вынесет решение, подтверждающее факт ухудшения условий и режима инвестиционной деятельности, соответствующие законодательные нормы приостанавливаются с момента их принятия и возобновляются с момента истечения 5-летнего срока с даты вынесения решения.

Страхование ИИ – самостояльно

Внешнеэкономические сделки

- в соответствии с российским законодательством под сделкой понимаются действия и ю/л, направленные на установление, прекращение или изменение гражданских прав и обязанностей.

ВК ООН о договорах международной купли-продажи товаров: Внешнеторговые договоры – договоры, заключаемые между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах.

Внешнеэкономические договоры – это договоры, совершаемые в ходе осуществления ПД между лицами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах.

В качестве внешнеторговой признается сделка, заключенная, напрмиер, между российским ю/л и созданной этим ю/л компанией за рубежом.

Вообще в международной деловой практике дочерняя фирма за редкими исключениями рассматривается не как коммерческое предприятие материнской компании, а как самостоятельное ю/л. Это влечет за собой признание сделок между материнскими и дочерними компаниями при их нахождении в разных государствах внешнеэкономическими.

Фактическое местонахождение коммерческих предприятия сторон в разных государствах не может быть принято во внимание, если это не вытекает ни из договора, ни из имевших место до или в момент заключения договора деловых отношений или обмена информацией между сторонами.

Если ю/л имеет несколько коммерческих предприятия, находящихся в разных государствах, то по договору коммерческим предприятием будет признаваться то подразделение ю/л, которое с учетом всех обстоятельств, известных сторонам или предполагаемых ими в момент заключения договора, имеет наиболее тесную связь с заключаемым договором и его исполнением. Если сторона по договору не имеет коммерческого предприятия, то во внимание принимается постоянное МЖ этой стороны.

Форма внешнеэкономических сделок

В соответствии со ст.1209ГК РФ форма сделки подчиняется праву места ее совершения. Однако сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права.

В случае если хотя бы одной из сторон сделки является российское ю/л или предприниматель личными законом которого является российское право форма сделки подчиняется российскому праву независимо от места ее совершения (п. 2 ст. 1209).

Как правило, законодательство большинства государств предусматривает особые правила применительно к недвижимому имуществу. Например, п. 3 ст. 1209 устанавливает, что Форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, российскому праву.

П. 3 ст. 834 ГК Социалистической республики Вьетнам устанавливает, что гражданский договор, связанный с недвижимым имуществом во Вьетнаме, подчиняется вьетнамского праву.

П. ст. 433 ГК Монгольской народной республики устанавливает, что форма сделок, относящихся к недвижимому имуществу, находящемуся на территории Монголии, определяется по монгольскому праву.

П. 1 ст. 1209 в сочетании с п. 2 ст. 162 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что внешнеэкономическая сделка в РФ должна совершаться в строго письменной форме под страхом недействительности.

Законодательство иных государств также сохраняет императивность письменной формы внешнеэкономических сделок: Украина, Аргентина, Белоруссия, Венгрия, Китай, Куба, Литва, Монголия, Чили, Эстония.

Одним из основных актов международного характера, регулирующих вопрос о форме внешнеторговой сделки является ВК о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года. В ней предусматривается, как письменная, так и устная форма договора международной купли-продажи товаров. РФ присоединились к этой конвенции с оговоркой о том, что никакое положение этой Конвенции, устанавливающее допустимость устной формы внешнеторговой сделки, не будет иметь силу для договоров купли-продажи, их изменения или прекращения соглашением сторон (те же правила распространяются на оферту и акцепт), если хотя бы одной из сторон договора является предпринимать, имеющий коммерческое предприятие на территории РФ,

В форме доверенности, выданной за границей, применяется право того государства, на территории которого она выдана. Однако при нарушении требований иностранного права доверенность признается действительной в случае, если соблюдены требования российского права.

Коллизионно-правовое регулирование внешнеэкономических сделок

К внешнеэкономическим сделкам применяется ряд коллизионных привязок:

  1. Закон, избранный сторонами гражданского правоотношения

В соответствии с принципом автономии воли стороны могут свободно избрать применимое к их обязательственным отношениям право (lex voluntatis).

В соответствии с соглашением СНГ о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, отношения, вытекающие из сделки (внешнеэкономической) регулируются избранным сторонами правом, применимом к существу спора.

При этом свободный выбор сторонами применимого права предусматривается только применительно к сделкам, носящим международный характер. К внутринациональным хозяйственным сделкам и договорам избрание применимого права невозможно, регулятором всегда будет выступать национальное отечественное право данного государства.

  1. Право, применимое к содержанию сделки

Это право может быть выбрано сторонам, как при заключении договора, так и в любой момент после путем подписания специального соглашения. При отсутствии соглашения о выборе «решающего» права, применяется коллизионное право страны продавца. Это означает, что определяющим считается право страны, где учреждена и имеет МЖ или основное место деятельности сторона, выступающая в качестве продавца по договору.

  1. Закон места исполнения договора

Она известна законодательству ряда государств: Вьетнам, Португалия, в определенной мере РФ, Монголия

Например, ст. 434 ГК Монголии устанавливает, что к договорам о производственном сотрудничестве, специализации, кооперировании, выполнении строительно-монтажных и других работ по капитальному строительству применяется право страны, где осуществляется такая деятельность или создаются предусмотренные договором результаты.

Португальский Торговый кодекс особым образом оговаривает применимое право для случаев определения способа исполнения. Например, если содержание и действие обязательств подчиняется закону места заключения договора, то в отношении способа исполнения следует обратиться уже к закону места исполнения.

  1. Закон мест заключения сделки

Состоит в том, что к внешнеторговым сделкам может применять право страны, на территории которой была заключена данная сделка. Данная привязка выступает в качестве основного коллизионного принципа в ряде международных правовых актов. Например, в соглашении СНГ 1992 о порядке разрешения хозяйственных споров, а также в Конвенции СНГ о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года. Необходимо принимать во внимание некоторые «устаревания» данной формулы коллизионного закрепления, связанные с тем, что в современных условиях сделка может:

  1. Вообще не иметь единодокументального оформления, что затрудняет определение места ее совершения

  2. Может заключаться в несколько этапов

  3. Может совершаться с использованием различных средств связи

Во всех этих случаях использование коллизионной привязки по месту заключения договора не позволит определить применимое право.

Право, применимое к сделке, для регулировании существа отношения, обычно еще именуется обязательственным статутом.

Порядок заключения внешнеэкономических сделок

Внешнеэкономическая сделка может быть совершена путем составления одного документа, подписанного сторонам либо путем обмена письмами, телеграммами, телефаксами и т.д., подписанными стороной, которая их направляет. При этом направляющая предложение заключить договор сторона именуется оферентом, а принимающая – акцептантом.

В соответствии с требованиями российского права оферта должна содержать все существенные условия будущего контракта. В государствах романо-германской правовой системы к существенным условиям, как правило, относят следующие моменты:

  • Предмет договора

  • Если речь идет о поставке, то срок

  • Цена товара, работы, услуги

  • И так далее

В государствах англо-саксонской правовой системы существенным как правило является только условие о предмете.

Предложение о заключении договора должно быть в достаточной степени определенным, то есть в нем должен быть обозначен предмет (если речь идет о К-П, наименование и количество товаров) и цена, либо должен быть определен порядок их установления.

Предложение о заключении контракта должно быть получено адресатом и до тех пор, пока оферта не прибудет к контрагенту, предложение не влечет юридических последствий.

В соответствии с ВК период времени, в течение которого контрагент может акцептовать предложение о заключение международного контракта необходимо указывать в самой оферте, учитывая при этом, в том числе и скорость используемых средств связи.

В международной деловой практике принято делить предложения о заключении внешнеэкономической сделки на твердые и свободные. Твердые предложения не могут быть отозваны, свободные – отзываются.

В соответствии с ВК оферта не может быть отозвано в следующих случаях:

  1. Если в оферте указывается путем установления определенного срока для акцепта или иным образом, что она является твердой, то есть безотзывной

  2. Если для адресата оферты было разумно рассматривать полученную оферту, как безотзывную и в своих действиях он исходит именно из этого

Своевременная отправка акцепта влечет за собой ряд юридических последствий:

  1. Оферент утрачивает право отзыва оферты, при этом однако сохраняя право отменить оферту (понятия отзыва и отмены оферты необходимо разделять). Отменена может быть и твердая и свободная оферта до вступления их в силу, а отозвана может быть только свободная, причем в промежуток между вступлением в силу и отправкой акцепта.

В случае если контрагент сопровождает предложение о принятии договора оговорками, то такой ответ признается отклонением предложения и одновременно новой офертой. Акцепт вступает в силу в момент, когда согласие адресата оферты получено оферентом. При этом согласие может быть выражено путем совершения конклюдентных действий, если это предусмотрено в самой оферте, либо применяется сторонам в силу сложившейся практики.

Конклюдентные действия могут выражаться, например, в отправке товара или уплате цены, в таких случаях акцепт вступает в силу в момент совершения таких действий при условии, что действия совершались в пределах срока действительности предложения о заключении договора. Отозвание вступившего в силу акцепта не допускается. В случае, если между вступлением в силу акцепта и его отправкой отсутствует разрыв во времени, акцептант не вправе отозвать уже отправленный акцепт.

В соответствии с принципами УНИДУА (?) о правилах заключения международных контрактов договор может быть заключен путем акцепта предложения о заключения контракта либо в результате поведения сторон, которое достаточно свидетельствует о согласии с этим предложением. В соответствии с данными принципам до момента заключения договора оферта может быть отозвана, если сообщение об отзыве было получено адресатом оферта до отправления им акцепта.

Запоздавший акцепт сохраняет силу своевременному полученного, если оферент без неоправданной задержки сообщит об этом адресату оферты или направит соответствующее уведомлении.

Lex меркатория

В праве международной торговли большую роль играют обычаи и обыкновения, а также применительно к отношениям конкретных субъектов между собой – заведенный порядок (практика отношений).

В практику международной торговли прочно вошло понятие «право торговцев (право купцов)» - лекс меркатория, которым принято обозначать некую автономность, обособленность регламентации международных торговых сделок от каких-либо национальных систем.

Лекс меркатория мыслится как вненациональный «комплекс» правовых и не правовых норм, призванных обеспечивать необходимое регулирование международных торговых операций. В отношении этого феномена зачастую употребляют термин транснациональное или вненациональное право. К составляющим элементам относят нормы международного публичного права, унифицированные акты, общие принципы права, рекомендательные нормы документов МО, обычаи и обыкновения, арбитражные решения, модельные законы, разрабатываемые в международном масштабе, типовые договоры и всевозможные своды единообразных правил.

Концепция лекс меркатория состоит прежде всего в выведении права международной торговли за рамки какой-либо конкретной правовой системы (будь то международное или национальное) и включение в его состав предписаний не правового характера; это отказ от традиционных коллизионных принципов, как основного инструментария МЧП и замена их вненациональными автономными средствами регулирования внешнеэкономических связей и разрешения возникающих в этой сфере споров.

Необходимо принимать во внимание, что далеко не все страны разделяют лекс меркатория, как регулирующую систему. Например, Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже» в п. 1 ст. 28 устанавливает, что любое указания на право или систему права какого-либо государства должно трактоваться как непосредственная отсылка к материальному праву этого государства.

studfiles.net

Государственно-правовое регулирование инвестиционной деятельности (международный опыт)

УДК 341 ББК 67

ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОПЫТ)

СЕРГЕЙ ГЕОРГИЕВИЧ КИСЕЛЕВ,

доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой теории и истории государства и права

Государственного университета управления;

ФЕДОР ГЕОРГИЕВИЧ МЫШКО, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой предпринимательского и трудового права

Государственного университета управления; ЕЛЕНА ЕВГЕНЬЕВНА ТОМИЛИНА, кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права

Государственного университета управления Научные специальности 12.00.01 — теория и история права и государства; история учений о праве и государстве;

12.00.10 — международное право; европейское право

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

Аннотация. В статье анализируется международный опыт механизма правового регулирования инвестиционной деятельности. Рассматривается феномен правового регулирования инвестиционных отношений в качестве специфического направления деятельности государства.

Ключевые слова: глобализация, мировая экономика, международное право, инвестиции, инвестиционная деятельность, инвестиционный процесс.

Annotation. The article analyzes the international experience of the mechanism of legal regulation of investment activity. The phenomenon of legal regulation of investment relations as a specific activities of the state.

Keywords: globalization, world economy, international law, investments, investment activity, investment process.

Двигателем развития национальной и мировой экономики по праву называется инвестиционный процесс, который в свою очередь определяется инвестиционной политикой. При этом национальная инвестиционная политика включает в себя национальный и международный аспекты, соответственно, в зависимости от источника инвестирования.

Немаловажным условием экономических преобразований для России на современном этапе развития, характерном трансформацией международного права1 и возрастанием конкуренции2 является государственно-правовое регулирование инвестиционной деятельности, регулирование, иными словами, функционирования компетентных структур, занимающихся привлечением инвестиций в наиболее значимые сферы экономики.

Надо признать, российская юридическая наука пока не сформулировала единых подходов в вопросе

регулирования инвестиционной деятельности, что во многом является следствием того обстоятельства, что еще не выработано единое понимание пределов государственно-правового регулирования рыночных отношений в целом. Впрочем, по мнению экспертов, соответствующие органы государственного управления сами оказались недостаточно подготовленными к эффективному правовому воздействию на отноше-

1 Томилина Е.Е. Международное право: вызовы, угрозы и пути их разрешения // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2014. N° 7—2. С. 45—48; Киселев С.Г. Трансформация геополитической модели и международного права, или последний шанс Америки // Вестник международного института менеджмента ЛИНК. 2015. № 7 (36). С. 77—83.

2 Киселев С.Г. В лидеры не приглашают. Лидерами становятся // Промышленник России. 2009. № 5. С. 40, 41; Киселев С.Г. Российская конкурентоспособность и конкурентная стратегия // Национальная безопасность России в условиях трансформации международных отношений. М., 2009. С. 108—118.

-G/Hi^jflb'

ния в инвестиционной сфере3. В частности, односторонним представляется подход, в соответствии с которым правовое регулирование инвестиционной деятельности подразумевает лишь прямое участие государства — через органы государственной власти, и применение, преимущественно, императивного метода правового регулирования. Поэтому конструктивной видится точка зрения, согласно которой государственно-правовое управление инвестиционной сферой будет эффективным при системном использовании императивного и диспозитивного методов. Плюс к этому, наряду с прямым участием в регулировании инвестиционных отношений, государство должно вовлекать в процесс координации инвестиционной деятельности и негосударственные структуры4.

Выделим несколько проблем, решение которых будет способствовать, на наш взгляд, созданию благоприятного инвестиционного климата в России и эффективного правового регулирования инвестиционной деятельности, исходя из международного опыта.

Во-первых, современная правоприменительная практика в области правового регулирования инвестиционной сферой обусловливает потребность согласования отечественного законодательства с международно-правовыми нормами в данной сфере регулирования. К примеру, согласно нормам международного права государство может поощрять физические и юридические лица иного государства вкладывать свой капитал, использовать их управленческий и технологический потенциал на своей территории, регулируя при этом систему допуска в свою страну иностранных инвестиций. А поскольку отношения в сфере инвестирования относятся не к кратковременным, а к длительным отношениям, то, соответственно, необходима всеобъемлющая и непротиворечивая система национального законодательства, которая способна обеспечить как сиюминутное правовое регулирование инвестиций, так и их долгосрочную перспективу, что, кстати, отвечает долгосрочным национальным интересам государства. А для этого необходимо четкое и понятное регулирование правил работы на российском рынке — и для отечественного и для иностранного инвестора.

Обратимся к инвестиционной истории США, где в интересах развития национальной экономики традиционно поощрялась и поощряется (а также законодательно стимулируется) практика привлечения внутренних и иностранных инвестиций. Инвестиции рассматриваются как ценный инструмент развития на-

циональной экономики. При этом функционирует регламентированная система правового регулирования инвестиционной деятельности, которая, например, не допускает инвестиции в стратегические отрасли экономики страны. Но в целом систему регулирования инвестиционной деятельности следует охарактеризовать как либеральную, с присущим ей отсутствием норм, запрещающих или ограничивающих иностранные инвестиции (отсутствие лицензирования, серьезных ограничений в отношении валютных сделок и т.п.). Как правило, не требуется согласия от финансовых органов на получение кредитов, репатриацию капитала, выплату прибыли, нередко используется освобождение иностранных инвесторов от некоторых местных налогов (например, налог на прибыль, налог на недвижимость). В целях привлечения иностранных инвесторов в США также предлагается содействие в оформлении кредитов по низким ставкам, организуется обучение персонала.

Следует обратить отдельное внимание на программу получения инвестиционной визы типа/класса ЕВ-5, которая разработана в целях привлечения иностранных капиталовложений в США с целью создания рабочих мест. Участие в данной программе дает возможность получения «грин-карты», разрешающей не гражданину США жить и работать в Соединенных Штатах, т.е. фактически предоставляется статус постоянного жителя США, причем как самому инвестору, так и его супруге, а также несовершеннолетним детям (в возрасте до 21 года). Визы класса EB-5 выдаются в соответствии с положениями раздела 203(b)(5) Закона о гражданстве и иммиграции (INA) США. Каждый год выделяется 10 тыс. виз типа EB-5 для лиц, которые, во-первых, соответствуют необходимым требованиям, а во-вторых, вовлечены в процесс создания новых коммерческих предприятий. 3 тыс. виз из этих 10 тыс. целевым порядком выделяются для региональных центров. Такую визу может получить не гражданин США, который участвует в реализации одного из следующих инвестиционных проектов: 1) организует новый бизнес или приобретает уже существующий бизнес; 2) инвестирует не менее 1 млн долл. в новый бизнес или 500 тыс. долл. в

3 Вдовин И.А. Механизм правового регулирования инвестиционной деятельности: исторический и теоретико-правовой анализ. URL://http://www.dissercat.com/content/mekhanizm-pravo

4 Там же.

- -Я. -

действующий проект; 3) расширяет уже существующий бизнес минимум на 140% с увеличением числа рабочих мест; 4) представляет инвестиционную помощь существующему бизнесу, утратившему 20% собственного капитала в течение 1—2 предшествующих лет.

Приведенные меры способствовали формированию благоприятного инвестиционного климата, а также созданию рабочих мест5.

Что касается вопроса международно-правового регулирования инвестиционной деятельности, обратим внимание на следующие обстоятельства. Во второй половине XX в. экономически развитые западные государства начали активно использовать практику заключения международных соглашений и договоров, предметом которых было международно-правовое регулирование инвестиционных отношений на двусторонней основе. Экспертами выделяются два основных вектора в двустороннем регулировании инвестиционных отношений, сложившихся в этот период, и связанных с инвестиционной деятельностью США и Германии. Если первые заключали соглашения о гарантиях предоставленных инвестиций, то Германия заключала соглашения о поощрении, содействии и защите иностранных инвестиций. Различие заключалось и в том, что если американские соглашения заключались в упрощенном порядке, например путем обмена нот, то соглашения с участием Германии оформлялись строго с выполнением всех стадий и требований переговорного и ратификационного процесса. В американских соглашениях о гарантиях иностранных инвестиций регулировались, как правило, вопросы защиты инвестиций от политических рисков, а двусторонние договоры Германии охватывали гораздо более широкий комплекс отношений, которые включали и другие гарантии иностранным капиталовложениям. Общим для этих договоров было то, что они являли собой специальные межгосударственные соглашения, регулировавшие отношения, связанные с инвестированием иностранного капитала6.

Еще одной характерной особенностью регулирования режима иностранных инвестиций в экономически развитых странах является то, что правовое регулирование инвестиционного процесса осуществляется общим законодательством, а специальное законодательство об иностранных инвестициях практически отсутствует. Япония после второй мировой войны приняла специальное законодательство об

иностранных инвестициях, но затем эти законы были отменены по ходу экономического развития. Исключение — Канада, которая приняла Закон об иностранных инвестициях в 1973 г. (в 1975 г. был заменен на Закон об инвестициях в Канаде), который продолжает действовать.

Это обстоятельство говорит не о том, что нет необходимости в правовом регулировании процесса инвестирования, а скорее о том, что в этих государствах нет потребности в создании каких-либо особых условий и специального режима для иностранных инвестиций, поскольку правовое регулирование инвестиционного процесса обеспечивается общим национальным законодательством. Поскольку в большинстве стран отсутствует специальный закон об иностранных инвестициях, общее законодательство государства своими правовыми нормами регулирует их допуск, способствует притоку иностранного капитала разными стимулами и льготами. К базовым законам, регулирующим иностранную инвестиционную деятельность в общем порядке, относятся законы, регулирующие рынок ценных бумаг, об акционерных обществах, антимонопольные законы.

Другой особенностью такого законодательства является то, что оно, как правило, с одной стороны, практически не содержит прямых ограничений иностранной инвестиционной деятельности, а с другой, — одновременно осуществляет четкий и действенный контроль за иностранными капиталовложениями и иностранной инвестиционной деятельностью.

Было бы неправильным утверждать, что во всех экономически развитых странах допускается свободный доступ иностранного капитала. Даже в таких странах, как Швейцария, Бельгия, Англия, где не требуется никакого одобрения иностранных инвестиций и степень иностранного участия не ограничивается, все равно имеют место определенные официальные процедуры, которые устанавливаются центральными банками или министерствами. А вот в Швеции более строгие требования — 60% капитала и 80% голосов в компаниях, которые разрабатывают природные ресурсы, должны обязательно принадлежать шведам.

5 ЕВ-5 Виза: Инвесторы-иммигранты. URL://http://www.bu-siness-visa-usa.ru/EB-5_Visa.html

6 Международно-правовое и национально-правовое регулирование иностранных инвестиций. URL://http://www.bibliote-kar.kz/investicionnoe-pravo-respubliki-kazahsta/2-3-mezhdunaro dno-pravovoe-i-nacionalno-.html

- -я.¿¿¿Ь'-

Примерно такими же требованиями характеризуется законодательство Финляндии7.

Небезынтересен опыт правового регулирования процесса привлечения иностранных инвестиций в Объединенных Арабских Эмиратах. Несмотря на монархическую форму правления, государство в качестве приоритета определило политику привлечения иностранных инвесторов, в результате чего в ОАЭ был создан благоприятный инвестиционный климат. В качестве аргументации можно привести целый ряд фактов:

♦ недвижимость ОАЭ пользуется огромным спросом: новые жилые и офисные комплексы возводятся ежегодно и раскупаются на стадии проектирования и возведения, особенно в самом престижном районе Дубай Марина;

♦ построено самое высокое здание в мире — Бурдж Халифа;

♦ созданы прекрасные рукотворные острова в форме исторического символа ОАЭ — финиковой пальмы;

♦ неуклонно развивается туристический комплекс;

♦ эмиратские курорты привлекают множество туристов;

♦ ОАЭ стали местом расположения филиалов многих фирм и компаний;

♦ ОАЭ стали постоянным местом проведения спортивных соревнований, организации выставок, показов и т.п.;

♦ для инвесторов ОАЭ стали благоприятным местом реализации своих замыслов и проектов.

Объяснений привлечения иностранных инвесторов в Эмираты несколько. Во-первых, здешнее специфическое налогообложение, которое максимально оптимизировано, в том числе для инвесторов.

Во-вторых, Арабские эмираты заключили с рядом стран специальные соглашения о невзимании налогов с обеих сторон одновременно (так называемых двойных налогов).

В-третьих, сам по себе налоговый режим здесь весьма мягкий. Он, например, не включает ряд налогов, имеющихся в других странах. Так, отсутствует персональный подоходный налог (налог на доходы физического лица), т.е. доход работников в ОАЭ не подлежит налогообложению. И даже корпоративный подоходный налог платят не все компании и предприятия, а только те, чья деятельность связана с нефтяной и нефтехимической промышленностью. При

отсутствии федерального налога для предприятий, данный налог взимается в каждом эмирате, но сумма налога может быть разной. Для Дубая, к примеру, ставка данного налога колеблется до 50%, в зависимости от размеров прибыли (если сумма прибыли составляет от 1 до 2 млн дирхам, налог составляет 10%, если 2—4 млн дирхам — 30%, если 4—5 млн дирхам — 40%; если более 5 млн дирхам — 50%.

В-четвертых, владельцы недвижимости выплачивают регистрационный сбор — отчисления Земельному департаменту правительства ОАЭ в размере 2% от продажной стоимости недвижимости. При этом покупателем выплачивается не вся сумма, а только 1,5%, а оставшееся выплачивается продавцом недвижимости. Наконец, жилая недвижимость, а также развлекательная деятельность, услуги отелей и т.п. облагаются 5% налогом, а для объектов коммерческой недвижимости действует ставка в 10%.

В-пятых, в ОАЭ действуют свободные экономические зоны (СЭЗ). При этом компании, которые зарегистрированы в Свободных зонах, имеют статус оффшорных (т.е. действующих за пределами страны) и владельцу компании принадлежит 100%. Результатом отсутствия жестких торговых и налоговых барьеров, квот и излишнего финансового контроля стало то, что эта страна, благодаря благоприятному инвестиционному и налоговому климату, привлекает все больше инвесторов. Например, по данным экспертов, значительное число компаний с мировым именем в сфере продажи драгоценных камней разместили свои филиалы в этой стране8.

Таким образом, в современных условиях глобального геоэкономического развития, усложнения мировой конкурентной среды, функционирования системы международного разделения труда, нарастания экономических противоречий, чреватых серьезными кризисами и конфликтами на национальном и международном уровнях9, обострения геополитической борьбы10, перед государствами и мировым со-

7 Богатырев А.Г. Инвестиционное право. URL://http://www.-lawmix.rU/comm/1786#

8 URL://http://www.ank.kz/news/taxworld/55746/?print=Y

9 Томилина Е.Е. Соблюдение международных норм как гарантия стабильности в мире // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2014. N° 3—2. С. 144—146.

10 Киселев С.Г. Трансформации мировой геополитической модели: последствия для России // Среднерусский вестник общественных наук. 2015. № 2 (38). С. 61—64; Киселев С.Г. Закат Америки как апогей трансформации геополитической модели мира // Геополитика и безопасность. 2015. № 2 (30). С. 68—72.

-íí.^'fc--

обществом в целом стоит актуальная проблема совершенствования правового регулирования мирового инвестиционного процесса, возможно даже создания «инвестиционного права», которое бы включало в себя международные принципы и нормы рационального поведения людей, стран и межгосударственных объединений в процессе материального и духовного производства и обеспечивало бы эффективное и равноправное для всех участников правовое регулирование процесса привлечения инвестиций.

Литература

1. Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. № 39-ФЗ (ред. от 28 декабря 2013 г.) «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений».

2. URL://http://www.economy.gov.ru/minec/main

3. URL://http://www.nalog.ru/rn77/

4. Киселев С.Г. Трансформация геополитической модели и международного права, или последний шанс Америки // Вестник международного института менеджмента ЛИНК. 2015. № 7 (36).

5. Киселев С.Г. Закат Америки как апогей трансформации геополитической модели мира // Геополитика и безопасность. 2015. № 2 (30).

6. Киселев С.Г. Трансформации мировой геополитической модели: последствия для России // Среднерусский вестник общественных наук. 2015. № 2 (38).

7. Киселев С.Г., Ибраимов А.А. Крым: проблемы и перспективы особой территории // Вестник университета (Государственный университет управления). 2010. № 13.

8. Киселев С.Г. В лидеры не приглашают. Лидерами становятся // Промышленник России. 2009. № 5.

9. Петраков Н.Я. Проблемы модернизации экономики России: Моногр. / Под ред. Н.Я. Петракова. М., 2011.

10. Томилина Е.Е. Международное право: вызовы, угрозы и пути их разрешения // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2014. № 7—2.

11. Томилина Е.Е. Соблюдение международных норм как гарантия стабильности в мире // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2014. № 3—2.

12. Томилина Е.Е. О теории и практике реализации норм международного права // Теория и практика современной науки: Мат. XIII Междунар. науч.-практ. конф. Т. 2. М., 2014.

13. Черковец О.В. Глобализация: экономические реалии и политические мифы. М., 2006.

References

1. The federal law of february, 25 1999 № 39-FZ (an edition of december, 28 2013) «About investment activity in the Russian Federation which is carried out in the form of capital investments».

2. URL://http://www.economy.gov.ru/minec/main

3. URL://http://www.nalog.ru/rn77/

4. KiselevS.G. Transformation of geopolitical model and international law, or last chance of America // Bulletin of the international institute of management LINK. 2015. № 7 (36).

5. Kiselev S.G. Zakat of America as apogee of transformation of geopolitical model of the world // Geopolitics and safety. 2015. № 2 (30).

6. Kiselev S.G. Transformations of world geopolitical model: consequences for Russia // The Central Russian messenger of social sciences. 2015. № 2 (38).

7. KiselevS.G., Ibraimov A.A. Krym: problems and prospects of the special territory // Bulletin of university (State university of management). 2010. № 13.

8. Kiselev S.G. In leaders don't invite. Become leaders // The Industrialist of Russia. 2009. № 5.

9. PetrakovN.Y. Problems of modernization of economy of Russia: The Monograph / Edit. of the N.Ya. Petrakov. M., 2011.

10. Tomilina E.E. International law: calls, threats and ways of their permission // Actual problems of humanitarian and natural sciences. 2014. № 7—2.

11. Tomilina E.E. Observance of the international standards as a stability guarantee in the world // Actual problems of humanitarian and natural sciences. 2014. № 3—2.

12. Tomilina E.E. About the theory and practice of realization of norms of international law//the Theory and practice of modern science. Mat. XIII of the International scientific and practical conference. Vol. 2. M., 2014.

13. Cherkovets O.V. Globalization: economic realities and political myths. M., 2006.

cyberleninka.ru

Публичный порядок в сфере международной инвестиционной деятельности

Поиск Лекций

Лекция 5. Международная инвестиционная деятельность.

План: 1. Общая характеристика правового регулирования международной инвестиционной деятельности

Договоры в сфере международной инвестиционной деятельности

Публичный порядок в сфере международной инвестиционной деятельности

1. Общая характеристика правового регулирования международной инвестиционной деятельности Истоки понятия «инвестиции» находятся в экономической плоско­сти. В самом общем виде в экономической литературе под инвестици­ями понимаются «затраты на производство и накопление средств про­изводства и увеличение материальных запасов»'. Однако указанное определение инвестиций вследствие его чрезмерной абстрактности не может быть эффективно в целях правового регулирования. Нечеткость представлений об инвестициях в международных предпри­нимательских отношениях как об экономическом явлении привела к тому, что в доктрине международных отношений и международного права отсут­ствует бесспорная юридическая дефиниция международных инвестиций.

Еще больше споров вокруг критериев классификации иностранных инвестиций и, соответственно, правового режима тех или иных видов вложений в экономику принимающего государства. В то же время необ­ходимо отметить, что наибольшее значение и распространение получи­ла следующая классификация форм инвестиционной деятельности:

1. экспорт продукции;

2. инвестиции как в существующие, так и во вновь возводимые произ­водственные объекты за границей;

3. сделки по приобретению иностранных ценных бумаг (прежде всего акций);

4. приобретение концессий, торговых марок, патентов, лицензий и иных нематериальных прав в иностранном государстве.

Несмотря на существование различных подходов к по­ниманию инвестиций, важным общим ориентиром для юридической классификации инвестиций являются рекомендации Международного валютного фонда, который, в зависимости от степени контроля инвес­тора над компанией, рекомендует выделять прямые и портфельные ин­вестиции. Собственно, эта общая рекомендация является основой для правового анализа инвестиций, проводимого юристами, которые к пря­мым инвестициям относят такие вложения в акции (паи), которые дают контрольный пакет акций предприятия, а к портфельным - инвести­ции, которые не дают полного контроля над предприятием2. В то же время подчеркивается, что «экономическая сущность и прямых инвес­тиций, и портфельных, по существу, едина: и то и другое есть движение капитала как самовозрастающей стоимости»3. Эта классификация яв ляется основой для правового регулирования инвестиций как на меж­дународно-правовом уровне, так и на уровне внутреннего инвестици­онного законодательства. Субсидиарным классификационным критери­ем при разделении инвестиций на прямые и портфельные служит субъективный фактор — намерение лица, осуществляющего инвестиции, управлять предприятием (прямые инвестиции) либо стремление инве­стора только получать прибыль от инвестирования в предприятие (пор­тфельные инвестиции).

Кроме того, с экономической точки зрения, инвестирование может осуществляться и в форме ссудного капитала, под которым понимается «предоставление кредитов в денежной или товарной форме с целью по­лучения прибыли за счет ссудного процента»2. Правовыми формами осу­ществления инвестирования в форме ссудного капитала могут быть дого­воры кредитования и займа. Отсутствие единой позиции в представлениях о том, что такое ин­вестиции, сказывается и на международном правопорядке относитель­но этого вопроса. К примеру, один из наиболее значимых международ­но-правовых актов в регулировании инвестиционных процессов -Вашингтонская конвенция о порядке разрешения споров между госу­дарством и иностранными лицами 1965 г. не содержит понятия «инве­стиции». Это создает нестабильность в едином унифицированном пред­ставлении об инвестициях, поскольку каждое государство, будучи принимающей стороной, во внутреннем законодательстве устанавлива­ет собственные юридические критерии международных инвестиций, за­частую весьма сильно отличающиеся друг от друга. Как следствие, прак­тика международных капиталовложений испытывает определенные трудности в результате нестабильных и неодинаковых правовых режи­мов инвестирования в различных государствах. Регулирование инвестирования в международных коммерческих от­ношениях имеет сложнейшую структуру, состоящую из нескольких значимых компонентов. В самом общем виде среди источников инве­стиционного права можно выделить акты международно-правового ха­рактера и законодательные акты по вопросам инвестирования, прини­маемые конкретными государствами (внутреннее инвестиционное законодательство). Прежде всего, необходимо отметить, что важным источником норма­тивного регулирования инвестиционной деятельности являются акты международного права (многосторонние международные конвенции, двухсторонние инвестиционные соглашения и договоры о взаимной за­щите и поощрении капиталовложений, международные обычаи, а также резолюции, которые принимаются международными организациями. Сюда же, с известными оговорками, можно отнести и проекты междуна­родных документов, направленных на регулирование инвестиций, кото­рые оказывают «унификационное» воздействие на иные нормативные акты, в том числе и на правовые акты внутреннего законодательства). Среди актов международного права наиболее значимыми с практиче­ской точки зрения являются двухсторонние инвестиционные соглашения, заключаемые отдельными государствами. Именно эти соглашения созда­ют основной нормативный массив регулирования международных инве­стиционных процессов и занимают подавляющее место в нормативной системе международного инвестиционного права.

Другим источником регулирования международных инвестиций явля­ется внутреннее законодательство государств. Два этих компонента (меж­дународные акты и акты внутреннего законодательства), будучи отно­сительно независимыми, оказывают существенное влияние друг на друга, в результате чего регулирование инвестиционных процессов имеет тенден­цию к унификации.

Международные акты как источник регулирования инвестиционных процессов. Многосторонним международным конвенциям и соглашениям, направленным на регулирование инвестиций, еще предстоит завоевать весомую и, возможно, решающую роль в правовой системе инвестици­онного законодательства. На сегодняшний день акты международного права, направленные на урегулирование инвестиций, уступают соответ­ствующим актам внутреннего законодательства и по числу, и по влиянию на инвестиционные процессы. Среди наиболее заметных и важных многосторонних актов по между­народным инвестициям следует выделить Вашингтонскую конвенцию о порядке разрешения споров между государством и иностранными лица­ми 1965 г.; Соглашение по торговым аспектам иностранных инвестиций (ТРИМ или ТРИМС), заключенное в рамках Всемирной торговой организации; Хартию экономических прав и обязанностей государств 1974 г., Европейский договор к Энергетической хартии; Сеульскую конвенцию 1985 г. об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инве­стиций (МИГА); Соглашение о сотрудничестве в области инвестицион­ной деятельности, заключенное в рамках Содружества Независимых Го­сударств в 1993 г.; Единообразный кодекс о режиме иностранного капитала и о товарных знаках, патентах, лицензиях и роялти, принятый в рамках государств Андской (Картахенской) группы (Единый инвести­ционный кодекс); Конвенцию Содружества Независимых Государств о защите прав инвестора от 28 марта 1997 г.

Мировая практика правового регулирования инвестирования свиде­тельствует о том, что существуют две основные модели законодательств, устанавливающих правовой режим иностранных инвестиций. Развитые государства, как правило, не разделяют инвесторов на внешних (иностран­ных) и внутренних (национальных), а правовой режим деятельности ин­весторов един независимо от их национальной принадлежности. Особенность правового статуса иностранных инвесторов в этих государ­ствах «исчерпывается нормативными актами, устанавливающими исключения из принципа национального режима для иностранных инвесторов»1. К таким странам относятся Великобритания, Франция, Италия, Германия, США и др.

Вторая модель регулирования деятельности инвесторов свойственна странам с развивающейся и переходной экономикой. Суть соответству­ющих правовых систем в общих чертах сводится к тому, что государство, устанавливая нормы, регламентирующие процесс инвестирования, явно дифференцирует инвесторов в зависимости от их национальной принад­лежности. В таких государствах принимается специальное законодатель­ство, направленное на урегулирование иностранных инвестиций, право­вой режим которых подчиняется особым, как правило, более жестким правилам. В то же время как государства с развитыми экономиками, так и страны с переходной экономикой обладают общими чертами в данной сфере, которые сводятся к тому, что практически все без исключения правительства устанавливают специальные ограничения в области инве­стиционной деятельности. Таким образом, вышеизложенное разделение законодательных моде­лей инвестиций отражает лишь тенденции регулирования и не имеет абсолютного характера. Цели, которые преследуются установлением специального инвестиционного законодательства, обусловлены множеством факторов, которые по своей направленности могут и не совпадать. С одной стороны, государство заинтересовано в привлечении ино­странных инвестиций, стимулирующих развитие экономики. Для этого создаются правовые режимы, устанавливающие льготы и для иностранных инвесторов, предусматриваются юридические гарантии защиты их прав в связи с произведенными капиталовложениями, возможности сораз­мерной компенсации инвесторам в случаях изъятия их собственности и пр. Таким образом, в данном случае используются способы регулиро­вания инвестиций, которые имеют стимулирующий характер. С другой стороны, государства с развивающейся или переходной эко­номикой не могут не думать о необходимости соблюдения национальной безопасности, которая может быть подвергнута угрозе вследствие эконо­мической экспансии. Для предотвращения подобного рода экономичес­кого вторжения, которое потенциально в некоторых случаях может таить угрозу и политической стабильности, и создаются правовые механизмы, препятствующие активизации иностранного капитала в значимых для го­сударства сферах экономики. Как правило, ограничения на иностранное инвестирование устанавливаются в тех или иных жизненно важных для государства областях деятельности (деятельность банков, страхование, элек­троэнергетика, железнодорожный транспорт, использование и добыча природных ресурсов и т. д.). Указанные меры по установлению юрисдикционного иммунитета призваны обеспечить экономический суверенитет государства, принимающего инвестиции. Все вышесказанное позволяет от­нести используемые в данном случае способы регулирования инвестиций к изъятиям ограничительного характера.

2. Договоры в сфере международной инвестиционной деятельности

Международная инвестиционная деятельность субъектов инвестици­онных отношений строится на основании соглашений государств, заин­тересованных как в привлечении иностранных инвестиций, так и в инве­стировании других государств. В практике международного права в качестве источников регулирова­ния инвестиционных процессов принято выделять многосторонние кон­венции и договоры, а также двухсторонние инвестиционные соглашения. Следует различать межгосударственные инвестиционные соглаше­ния, заключаемые государствами, как источник правового регулирова­ния инвестиций и инвестиционные договоры (соглашения), регулиру­ющие непосредственные акты инвестирования. Если в первом случае инвестиционные соглашения имеют нормативный характер (т.е. распро­страняют свое юридически обязательное значение на неопределенное количество актов инвестирования, которые могут иметь место в буду­щем, но также, напротив, может быть никогда и не произойдут), то во втором случае инвестиционные договоры являются актами индивиду­ального характера, которыми устанавливаются конкретные права и обя­занности сторон, участвующих в данном договоре с целью привлечения и размещения определенного количества инвестиций. Инвестицион­ные договоры (как индивидуальные ненормативные акты), как прави­ло, заключаются в соответствии с межгосударственными инвестицион­ными соглашениями (нормативными актами). В многосторонних международных инвестиционных конвенциях и до­говорах участвуют три и более государств, которые устанавливают опреде­ленный международно-правовой режим инвестирования на территории этих государств. Как правило, наиболее часто многосторонние инвестиционные конвенции и договоры заключаются государствами, расположенными в одной географической зоне и имеющими, таким образом, близкие эконо­мические системы, обусловленные естественными связями между этими стра­нами. Кроме того, немаловажное значение в данном случае имеют отлажен­ные политические взаимоотношения между соседними государствами, заключающими многосторонние инвестиционные соглашения. Однако наибольшее распространение в практике международного со­трудничества получили двухсторонние инвестиционные соглашения, заключаемые отдельными государствами.

Характер инвестиционных соглашений определяется, помимо проче­го, и статусом субъектов, которые участвуют в таком соглашении. Воз­можны следующие типы инвестиционных отношений, в зависимости от круга лиц, участвующих в нем: «государство—государство» и «государство-инвестор».

Рекомендуемые страницы:

poisk-ru.ru


Смотрите также