Санкт-Петербург, м. Пл. Восстания,
ул. Гончарная, дом 13

+7 (812) 458-53-53

+7 (921) 771-65-11

[email protected]

Заселение дальнего востока


2.2 Заселение Дальнего Востока

Население Дальнего Востока имело активный прирост в конце XIX – начале XX века. Причины этого явления кроются в том, что в Европейской России процесс разорения крестьянства происходил в эти годы особенно быстро. Условно в процессе крестьянского заселения края (вторая половина XIX – начало XX века) можно выделить три периода: сухопутный (1858 - 1882), морской (1882 - 1902) и железнодорожный (1902 год). Правила для переселения на Амур, утвержденные в марте 1861 года и действовавшие с небольшими уточнениями до конца XIX века, объявляли Приамурье свободным для заселения всем российским подданным и предоставляли значительные льготы по прибытию на место. Переселенцы освобождались от государственных повинностей на 20 лет, от уплаты местных налогов на 3 года, а также от военной службы. Земля могла быть приобретена во временное пользование или в полную собственность. Временное пользование в течение 20 лет объявлялось бесплатным. На одну семью отводилось до 100 десятин земли, которые занимались по принципу «куда топор рубит, куда коса косит, куда соха ходит». Если переселенец желал приобрести землю в полную собственность, он платил по 3 рубля за десятину и размер участка не ограничивался. Половина денег, полученных от продажи земли за первые два десятилетия заселения края, пошла на строительство дорог, телеграфа, учебных заведений, церквей и так далее [9].

Несмотря на все трудности сухопутного пути через Сибирь новые правила переселения оживили людской поток на далекую окраину страны. По словам крестьян, они шли на Амур «искать жизнь». Но, кроме экономических причин были и иные. Первыми свободными переселенцами на Амуре стали раскольники-староверы. Здесь они не испытывали религиозных притеснений. К началу 30-х годов XIX века примерно половина населения Приамурья, включая и горожан, состояла из старообрядцев различного толка. Был приток и представителей промышленных профессий: шахтёров, металлургов, железнодорожников, золотопромышленников, геологов, моряков. Переселение на Дальний Восток почти прекратилось в годы русско-японской войны, а прирост поселенцев происходил почти исключительно за счет оставшихся на жительство нижних чинов, уволенных в запас с сохранением за ними права в течение пяти лет возвратиться в родные края за казённый счёт.

На протяжении первых 20 - 25 лет после воссоединения Приамурья с Россией наиболее быстро заселялась Амурская область. Это было естественно, так как Амур был единственным путем сообщения, вокруг которого сосредотачивалась деятельность людей. Приморская область, административным центром которой был Николаевск, лежала также в пределах Амурского бассейна, но в более суровой по климату полосе. Южная часть области (Южно-Уссурийский край) был в то время в стороне от главных дорог. Приморская область с 1858 года включала в состав 6 округов: Охотский, Николаевский, Софийский, Петропавловский, Гижигинский, Удский. В1860 г. в составе области был образован Южно-Уссурийский край.

В 1884 году было образовано Приамурское генерал-губернаторство в составе Забайкальской, Амурской и Приморской областей с центром в городе Хабаровске. Это деление сохранилось до конца XIX века. В 1859 - 1882 годах в Амурской области было основано 62 крестьянских селений, в Приморской области - 14. В целом в Приамурье прибыло за этот период более 14 тысяч человек, из них 5,7 тысяч обосновались в Приморской области. Хабаровка в те годы была селением, входившим в состав Софийского округа. Но выгодное расположение способствовало развитию транспортных и торгово-промышленных предприятий [15].

С первых лет присоединения к России, – то есть на рубеже 50-х - 60- х годов XIX века, в Приамурском крае происходило становление системы образования. В казачьих станицах открывались первые школы грамоты, содержавшиеся на средства станичных правлений. Однако первые учебные заведения работали эпизодически, испытывая острую нехватку учителей, книг, бумаги. К концу XIX века ситуация в станицах Уссурийского казачьего войска стала иной. Здесь насчитывалось 25 школ, где 27 учителей обучали 700 учеников. Число грамотных казаков достигло к этому времени 55%. C началом интенсивного крестьянского заселения Приамурья стали открываться сельские школы разных типов: государственные (то есть находившиеся в ведении министерства народного просвещения), церковно-приходские, частные. К началу XX века в деле обеспечения школами крестьянское население условно можно разделить на две части. Старожилы, успевшие прочно обосноваться на дальневосточной земле, имели хорошие школы, размещавшиеся, как правило, в специально построенных домах. Так, в селе Троицком (Нижне-Тамбовского участка) одно-классная церковно-приходская школа существовала с1870 года. В 1899 году были открыты школы в селах Николо-Александровке, Екатеринославке, Осиповке, Сергие-Михайловском (Хабаровский участок) и другие. Сложнее было новосёлам, только что затратившим большие средства на переезд и находившимся в заботах об устройстве хозяйства. Часть из них, успевшая на родине привыкнуть к необходимости школьного обучения, испытывала серьёзную озабоченность тем, что дети не могут продолжить учебу на новом месте.

В 1872 году здесь был построен речной порт, открыта фактория Амурской компании со сферой деятельности от верховий Уссури до озера Ханка и до Николаевска. В 1868 - 1870 годах были открыты телеграфные линии, связавшие Хабаровку с Владивостоком и Николаевском. В 1880 году Хабаровка получила статус города. Сюда был переведён областной центр из Николаевска. В 1884 году население города достигало почти 5 тысяч человек.

Но в целом в первый период края заселялся очень медленно. Тревогу вызывала и слабость военных сил Приамурья. К 1880 году здесь было 11,5 тысяч военнослужащих, в том числе и казаков. Между тем край приобретал всё более важное стратегическое значение. В 1882 году генерал-губернатор Восточной Сибири, в состав которой в то время входила и Приморская область,Г.Д.Анучин добился разрешения правительства на перевозку переселенцев морским путем.Рейсы осуществлялись на судах Добровольного Флота по маршруту Одесса - Владивосток через Суэцкий канал. Морские перевозки начались с 1883 года. Они сократили время пути на Дальний Восток с полутора лет до 40 - 45 дней. «Морские» переселенцы оседали главным образом в Южно-Уссурийском крае. К 1899 году было основано 118 новых деревень. Всего с 1883 по 1900 год морским путём было перевезено около 55 тысяч человек [10].

В эти же годы продолжалось и сухопутное переселение. До Томска двигались по железной дороге, далее до Читы на лошадях и телегах, от Читы спускались на плотах. Коэффициент смертности у «сухопутных» переселенцев был выше, чем у «морских» (4,5% против 2,5%). Подспорьем делу заселения края стало разрешение с 1893 года оставаться здесь военнослужащим нижних чинов, уволенных в запас. За ними закреплялось право в течение нескольких лет возвратиться на родину за счет казны. Одновременно они получали надел земли и все переселенческие льготы. К 1897 году этим правом воспользовались 15 тысяч человек. Всего со времени присоединения Приамурья до начала XX века, то есть менее чем за 45 лет, сюда было переселено 126 тысяч крестьян. За это же время в состав Амурского и Уссурийского казачьих войск прибыло около 26 тысяч человек. Но, несмотря на видимый рост населения оно оставалось крайне малым по сравнению с тем пространством, которое занимал край. В то же время в пограничных с российским Приамурьем провинциях Китая проживало 13 миллионов человек.

studfiles.net

Заселение Дальнего Востока: прошлое и будущее

Annotation The article examines the main approaches to solving the problems of settling the Russian Far East, which were used in the 19th and early 20th centuries and proved to be effective. The experience of development of strategy and tactics of development in the conditions of the Soviet period is shown. Options for the current migration policy are proposed, taking into account the use of modern information technologies and real migration potential. The necessity of the spatial planning of the development of problematic territories of the Far East balanced by resources and economic relations is substantiated.

Keywords: migration policy, migration to the Far East, migration potential, information environment, Far East hectare, training of personnel for the agricultural sector.

Заселение Дальнего Востока: прошлое и будущее.[1]

Population of the Far East: past and future.

Российское государство стоит перед проблемой заселения Дальневосточных регионов уже не первый раз. Примерно полтора века назад начался процесс  колонизации самых отдаленных и практически незаселенных российскими подданными обширных владений, занимающих огромные территории, отнесенных к дальневосточным окраинам.

Как известно, уже к концу 19 века. по данным Первой всеобщей переписи населения Российской Империи 1897 года численность и плотность жителей Сибири, куда включались и регионы Дальнего Востока составили 5, 8 млн. человек. (табл.1). [2, Воробьева, 2016]

Таблица 1.

Численность и плотность населения  Дальнего Востока в 1897году.

Губернии Численность населения, человек Число жителей на  версту
Мужчин Женщин Оба пола
Амурская 68 269 52 037 120 306 0,30
Приморская 152 061 71 275 223 336 0,13
Сахалинская 20 472 7 641 28 113 0,42

Накануне Первой мировой войны в 1914г. в Сибири и на Дальнем Востоке проживало уже больше 10 млн. человек,  из которых 7794 тыс. человек проживали в Сибири и 2207 тыс. –на Дальнем Востоке. Естественно, такой колоссальный общий прирост населения, был результатом реализации переселенческой политики.

Разнообразие природно-климатических условий, ресурсных возможностей, транспортных связей,  условий проживания , отдаленность от Центра страны, указывают на необходимость крайне дифференцированно и экономически взвешенно подходить к решению этой проблемы. Изменившиеся, по сравнению с прошлым, условия, связанные с полуторавековым прогрессом в области техники и технологий, не сделали регион более однородным и легко доступным для освоения и заселения. В связи с этим, тот уникальный и достаточно успешный опыт необходимо воспринять, основные подходы позаимствовать, а конкретные меры модернизировать с учетом реальных условий.  [6, Слюнин, 1908]

Какие же основные подходы могут и должны быть использованы?

  1. Предварительное, достаточно подробное знакомство переселенцев с условиями быта и возможностями хозяйственной деятельности в районах предполагаемого вселения. Используя современные технологии картографии, моделирования природно-климатических ситуаций, будущие переселенцы могут и должны ознакомиться с макро и микро условиями жизни в новых для них обстоятельствах. В информационный портфель должны входить не только географические данные, но и социально-экономические и сведения о возможностях ведения собственной предпринимательской деятельности и многое другое, в зависимости от запросов переселенцев. [3,Кауфман, 1905]
  2. Инвестирование средств из государственного бюджета для подготовки участков, выделяемых переселенцам для хозяйственного освоения, включая первоочередное создание необходимой инженерной и социальной инфраструктуры в местах компактного проживания переселенцев (образовательные, лечебные, конфессиональные и др. учреждения).
  3. Учитывая разнообразие и многообразие аспектов, отличающих отдельные регионы друг от друга необходимо подготовить научно обоснованную систему льгот, преференций, освобождения от разного рода повинностей, получение преимуществ и привилегий, по сравнению с жителями уже староосвоенных и обжитых регионов. Размер помощи должен зависеть от территории вселения и конкретной потребности переселенцев.[ 8, Ямзин, 1926]

Материальное стиму­лирование заселения новых районов должно быть дифференцировано по трем направлениям:

а) в зависимости от важности и квалификации труда;

б) в зависимости от значения отрасли народного хозяйства (или вида экономической деятельности);

в) в зависимости от обжитости и трудности освоения террито­рии.

  1. Широкое применение ссудной помощи как инструмента переселенческой политики, который стал широко практиковаться уже с 1861 года. Ссуды различного целевого назначения, условий и сроков возврата должны предоставляться как отдельным семьям, так и кооперированным переселенческим организациям на хозяй­ственное обзаведение.
  2. Использование двух различных схем оказания помощи переселенцам. Согласно одной схеме основные меры должны направляться в адрес конкретных переселенцев с целью облегчения их устройства в районах вселения. Согласно другой – во главу угла должна ставиться необходимость подъема хозяйства самого района вселения [Рыбаковский, 1990]. Обе они должны дополнять друг друга. В самом общем виде все подходы к переселенческой политике в Сибири и на Дальнем Востоке Российской Империи условно разделяют на концепции, относящиеся, во-первых, к выбору райо­нов выхода переселенцев, во-вторых, к подбору состава переселен­цев  и, в-третьих, к стимулированию переселений.[8, Слюнин 1926]. На первое место справедливо ставились меры,  способствующие экономическому освоению региона. Говоря в современных терминах, это означает, что во-первых необходимо  определение регионов, обладающих необходимым демографическим потенциалом, во-вторых, подбор состава переселен­цев в зависимости от обладания необходимыми навыками и предпринимательскими способностями, и в-третьих, повышение материальной и социальной  мотивации переселений. [4, Моисеенко, 2008]

Восточный вектор миграционных потоков сохранялся на протяжении всего советского периода проведения миграционной политики.  Объемы переселения можно проследить по данным, как текущей статистики, так и Всесоюзных переписей населения 1926 года и  начиная с переписи 1970 года по 1989 год (перерыв в учете миграции населения в переписях населения составил 44 года  (с 1926 по 1970 г.).  [7, Топилин, 2018]

В 1960-е годы показатели интенсивности миграции городского населения Дальнего Востока были выше, чем в среднем по РСФСР в 1.5 раза. [2, Воробьева, 2016]. Два десятилетия с 1970 по 1989 год, прошедшие между Всесоюзными переписями населения, в которых отражены процессы миграции населения в  едином государстве – СССР, свидетельствуют о росте численности новоселов (то есть населения, изменившего место постоянного жительства за последние два года до проведения переписи) в Восточных регионах (табл.2.1).

Для Дальнего Востока это выражается в том, что его население с 1920 по 1990 г. возрастало темпами в 3—4 раза более высокими, чем росло население СССР в целом. В результате доля Дальнего Востока в численности населения страны с 0,7 % в 20-е годы повысилась до 2,3 % в 80-е годы, а разрыв в показателях плот­ности населения сократился с 20 до 6 раз. [7,Топилин,2018]

Таблица 2.1

Динамика численности новоселов, проживающих менее 2-х лет на новом месте жительства (по данным переписей 1970,1979,1989 г.)

Экономические районы Число новоселов, проживают менее 2-х лет (чел.) Темпы роста численности новоселов (%)
1970 1979 1989 1979 к 1970 1989 к 1979 1989 к 1970
Западно-Сибирский 1012230 1394269 2106776 137,7 151,1 208,1
Восточно-Сибирский 793859 1082251 1204843 136,3 111,3 151,8
Дальневосточный 772983 995367 1170069 128,8 117,6 151,4

Но за полтора века развития во многом изменились не только объективные условия проживания, занятости и заселения пустеющих Дальневосточных регионов, но и миграционный потенциал населения, изменились профессиональные возможности и потребности населении, запросы и опыт жизнедеятельности. Всё это требует осмысления и развития нового опыта в изменившихся условиях 21 века. И первой и самой важной трансформацией, в условиях высокого уровня урбанизации, и  которую необходимо учесть в новых подходах переселенческой политики является отсутствие миграционного потенциала среди аграрного населения. В то же время заселение Дальневосточных регионов предполагает развитие поселений  именно сельского типа. Об этом свидетельствует уже хотя бы тот факт, что одним из первых мотивов к переселению был назван «дальневосточный гектар». Для этого необходимо население, если не с опытом ведения хозяйства в  сельских условиях, то хотя бы с желанием этот опыт получить. Но такие желания должны быть подкреплены возможностями получения навыков и знаний в области аграрных специальностей и малого и среднего бизнеса, в качестве необходимой инфраструктуры вокруг аграрного сектора. Таким опытом располагают немногочисленные переселенцы из сельской местности, в частности, традиционно сельские жители, прибывшие из других стран. Для переселенцев-горожан должны быть предусмотрены образовательные модули с набором необходимых знаний в области агрономии, животноводства, передовых технологий и умений использования технических средств. Процесс деурбанизации населения также сложен и труден, как и процесс приватизации, но без возвращения горожан к аграрному труду, причем на основе высокоэффективных современных технологий, проблема заселения территорий Дальнего востока не может быть решена.  Следовательно, одним из важнейших инструментов переселенческой политики должны стать значительные преференции для переезжающих в сельскую местность с целью осваивать аграрные профессии и вести сельский образ жизни. Разрыв между городскими и сельскими материальными стимулами должен составлять от 1,2 до 2 раз, в зависимости от ранее названных критериев.

Нельзя не учитывать разнообразие природно-климатических и географических условий, в которых располагаются дальневосточные субъекты. В середине 20 века успешно использовался экспедиционный метод разработки научно-обоснованных рекомендаций по развитию, хозяйственному освоению и заселению дальневосточных регионов. Известны экспедиции, организованные Институтом экономики Академии наук СССР, результатом которых стали адресные рекомендации и дальнейшие инвестиции в развитие конкретных   «точек роста». В современных условиях такого рода исследования могут быть проведены с меньшими трудовыми и материальными затратами, используя возможности имеющихся информационных ресурсов и современного разработанного математического аппарата. Но фрагментарное, не сбалансированное по ресурсам и хозяйственным связям пространственное проектирование развития проблемных территорий Дальнего Востока не позволит вывести этот регион из хронического кризисного состояния и отдельным импульсам развития придать устойчивый характер.

Литература

1.Волков Е.З. Динамика народонаселения СССР за восемьдесят лет. Госиздат, М-Л.1930

  1. Воробьева О.Д., Рыбаковский Л.Л., Рыбаковский О.Л. Миграционная политика России: история и современность. М.: Изд-во «Экон-Информ», 2016. – 192с.
  2. Кауфман А.А. Переселение и колонизация. СПб., 1905.
  3. Моисеенко В.М. Очерки изучения миграции населения в России во второй половине XIX – начале ХХ столетия.- М.:Экономический ф-т МГУ, ТЕИС, 2008.

5.Рыбаковский Л.Л. Население Дальнего Востока за 150 лет. М., Наука,1990.170с.

6.Слюнин Н.В. Современное положение нашего Дальнего Востока. Спб.,1908.

  1. Топилин А.В., Воробьева О.Д., Максимова А.С., Гребенюк А.А., Лебедева Т.В. Территориальные сдвиги в размещении населения РФ и социально-экономическое развитие регионов. – М.: Креативная экономика, 2018. – 168 с.

8.Ямзин И.Л., Вощинин В.П. Учение о колонизации и переселениях. М.; Л., 1926.

Referens

1.Volkov E.Z. Dinamika narodonaseleniya SSSR za vosem’desyat let. Gosizdat, M-L.1930

  1. Vorob’eva O.D., Rybakovskij L.L., Rybakovskij O.L. Migracionnaya politika Rossii: istoriya i sovremennost’. M.: Izd-vo «EHkon-Inform», 2016. – 192s.
  2. Kaufman A.A. Pereselenie i kolonizaciya. SPb., 1905.
  3. Moiseenko V.M. Ocherki izucheniya migracii naseleniya v Rossii vo vtoroj polovine XIX – nachale HKH stoletiya.- M.:EHkonomicheskij f-t MGU, TEIS, 2008.

5.Rybakovskij L.L. Naselenie Dal’nego Vostoka za 150 let. M., Nauka,1990.170s.

6.Slyunin N.V. Sovremennoe polozhenie nashego Dal’nego Vostoka. Spb.,1908.

  1. Topilin A.V., Vorob’eva O.D., Maksimova A.S., Grebenyuk A.A., Lebedeva T.V. Territorial’nye sdvigi v razmeshchenii naseleniya RF i social’no-ehkonomicheskoe razvitie regionov. – M.: Kreativnaya ehkonomika, 2018. – 168 s.

8.YAmzin I.L., Voshchinin V.P. Uchenie o kolonizacii i pereseleniyah. M.; L., 1926.

[1] Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (проект № 16-06-00314)

migrant.ru

Особенности переселенческой политики на Дальнем Востоке во второй половине XIX в. – начале XX в.

Простакишина Н. П. Особенности переселенческой политики на Дальнем Востоке во второй половине XIX в. – начале XX в. [Текст] // История и археология: материалы Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, ноябрь 2012 г.). — СПб.: Реноме, 2012. — С. 54-58. — URL https://moluch.ru/conf/hist/archive/61/3018/ (дата обращения: 28.12.2018).

Обобщение исторического опыта переселенческого движения на российский Дальний Восток является актуальной задачей общероссийской и региональной истории. Важность изучения переселения на восточную окраину России определяется огромным практическим значением этого региона в прошлом и настоящем. Сегодняшний Дальний Восток, образующий Дальневосточный Федеральный округ Российской Федерации, в демографическом отношении представляет проблемную территорию. За последнее десятилетие его население уменьшилось более чем на миллион человек.

Дальневосточная колонизация имела коренные отличия от аналогичных процессов, происходивших в других регионах страны: она осуществлялась в самые поздние сроки и в самом отдаленном регионе (следовательно, была самой затратной); ее формы и методы были обусловлены факторами внутреннего развития России во второй половине XIX в. и внешнеполитическими отношениями с восточными соседями, причем последнее имело превалирующее значение.

После заключения Айгуньского (1858) и Пекинского (1860) договоров Российская империя и Китай разграничили свои владения, что способствовало завершению административно-территориального деления восточной окраины России в XIX в. После воссоединения Приамурья и Приморья с Россией важнейшее значение приобрело заселение и хозяйственное освоение богатейших районов Дальнего Востока.

Переселенческое движение получило достаточно широкое освещение в работах исследователей. Особенности переселенческого движения на Дальний Восток отражены в трудах Ф.Ф. Шперка [1], О.И. Сергеева [2], Н.В. Слюнина [3]. Работы этих авторов содержат информацию о заселении восточной окраины, о социальном, национальном и численном составе переселенцев, об особенностях адаптации новоселов в регионе, о видах и размерах помощи переселенцам.

Некоторые сведения о переселении крестьян на Дальний Восток можно найти в работе А.П. Георгиевского «Русские на Дальнем Востоке». Автор использовал фонды Приморского губернского архивного бюро, что позволило указать на следующие причины переселения: малоземелье, (главная), широкие льготы, предоставлявшиеся переселенцам правительством, легенды о богатстве дальневосточного края, а также жажда обогащения и наживы. Исследователь выделяет три этапа заселения Дальнего Востока:

I этап - 1859-1882 гг.;

II этап - 1883-1899 гг.;

III этап - 1900-1917 гг. [4, с. 20].

А.П. Георгиевский отмечает, что при выборе места поселения крестьяне руководствовались опытом и знаниями, принесенными и усвоенными ими на родине, что позволило жителям северных губерний быстрее приспособиться к природно-климатическим условиям нового края.

Так же следует отметить работу А.Г. Коровина «Очерки заселения Приморья», в которой автор разделил все переселение на Дальний Восток России на два периода: до 1862г. – принудительное, осуществлявшееся путем водворения в крае казаков и штрафных солдат, и после 1862г. – добровольное [5, с. 168].

История заселения Дальнего Востока получила отражение в трудах Н.И. Рябова и М.Г. Штейна. Исследователи отмечают, что первые крестьяне-переселенцы добирались на российский Дальний Восток сухопутным путем в течение двух-трех лет. Селились достаточно широко, но в основном по берегам рек рядом с городами [6, с. 113-114]. Тем не менее, как верно отмечено Н.И. Рябовым и М.Г. Штейном, колонизация шла очень медленно. Катализаторами переселения стали открытие морского пути, а также развитие железнодорожного строительства. Отрицательно на интенсивности колонизационного потока сказывались неустойчивость переселенческой политики правительства, интересы помещиков, опасающихся потерять дешевую рабочую силу, а также действия чиновников и полиции на местах выхода и во время следования в дальневосточный край. [7, с. 121-122].

Для создания экономической заинтересованности крестьян в переселении на Дальний Восток государство разработало систему льгот, включавшую в себя наделение переселенцев крупными земельными участками, послабление в податях и повинностях, первоначальное обеспечение продовольствием, денежные ссуды. В соответствии с «Правилами для поселения русских и иностранцев в Амурской и Приморской областях Восточной Сибири» от 27 апреля 1861 г. предполагалось, что указанные земли могут заселяться как отдельными семьями так и целыми обществами [8, с. 192]. При этом размер обществ устанавливался не менее чем в 15 семей. Норма наделения землей – до 100 десятин на семью [9, с.192]. Помимо этого закон дозволял свободный выбор мест вселения. Провозглашая право пользования землей первому заявившему о своем желании [10, с. 195].

Таким образом, десятки тысяч крестьян, освободившись от крепостной зависимости, отправились на Дальний Восток из различных областей центра России, главным образом, из Тамбовской, Пензенской, Воронежской, Пермской и других. С 1859 по 1882 гг. в Приморье прибыло свыше 5 тысяч переселенцев. Появились десятки населенных пунктов: Ольга, Раздольное, Пермское, Никольское, Шкотово, Астраханка. Часто наименование населенных пунктов крестьяне давали по местам, откуда сами прибыли.

С целью ускорения заселения Дальнего Востока в 1882 г. был принят новый земельный закон. По нему переселенцы могли получать земельный надел в размере 15 десятин земли на человека, но не более 100 десятин на семью. Однако закон разрешал переселение только тем крестьянам, которые могли предварительно внести значительный залог, что конечно было недоступно крестьянам-беднякам. Сначала часть расходов, связанных с переселением, государство брало на себя, но вскоре эта льгота была отменена. С 1882 г. переселенцы стали добираться на Дальний Восток водным путем: Одесса – Владивосток через Суэцкий канал, что позволило сократить время пути с полутора лет до 40-45 дней. Правительство разработало «Правила для руководства при переезде на пароходах Добровольного флота», которые предусматривали проведение мероприятий: санитарных (мытье в бане, стирка белья, медицинский осмотр переселенцев, поддержание санитарного состояния на пароходе); продовольственных (питание в пути); организационных (формирование отделений из переселенцев для проведения общественных работ на пароходе, распорядок дня, запреты на спиртные напитки и курение) [11, с. 223-225].

Таким образом, отмечает исследователь Васильченко О.А. [12] столь подробная регламентация передвижения и первоначального обустройства семей переселенцев свидетельствовала о серьезном подходе к этому мероприятию со стороны правительственных чиновников.

В эти же годы продолжалось и сухопутное переселение на Дальний Восток. До Томска добирались по железной дороге, далее до Читы на лошадях и телегах, от Читы спускались на плотах. Но, несмотря на видимый рост населения, оно оставалось крайне малым по сравнению с тем пространством, которое занимал дальневосточный край.

Тем не менее, цель – экономическое развитие региона с ориентацией на сельское хозяйство, не была достигнута. Проблема продовольственного обеспечения русского Дальнего Востока обострилась. Это обусловлено тем, что природно-климатические условия были малопригодны для интенсивного сельскохозяйственного производства (муссонный климат, резкие перепады температуры); во-вторых, использовалась не новая, а традиционная агротехника без учета специфики региона; в-третьих, существовала слабая подготовленность региона для организации в нем сельскохозяйственного производства. В результате произошел отток крестьян из сельского хозяйства в промышленность, которая постепенно стала играть ведущую роль в структуре экономики региона.

Особую группу населения составляло казачество, в распоряжение которого в конце XIX века было выделено 9 млн. десятин лучших земель. Эти земли находились в полном распоряжении войскового правления Уссурийского казачьего войска и на них не допускались крестьяне-переселенцы. Первое казачье переселение осуществилось в 1855-1862 гг. принудительным способом. Оно преследовало две цели: основную – заселение и хозяйственное освоение новых территорий по Амуру и Уссури, обеспечение их обороны и дополнительную – увеличение численности казачьего населения. Для реализации этих целей на Дальнем Востоке создавалось новое Амурское казачье войско, формирование которого было закреплено именным указом, подписанным императором Александром II 29 декабря 1858 года [13]. Переселению семей на новые места жительства в значительной мере способствовало строительство Сибирской железной дороги. В целях заселения территорий вдоль железнодорожного полотна и охраны дороги со стороны Китая царская администрация решила вновь привлечь казачество. С этой целью 3 июня 1894 г. было принято решение государственного совета «О заселении казаками пограничной полосы Приамурского края» [14].

Таким образом, формирование дальневосточного казачества отличалось от подобного процесса на Украине, Дону и в других местах европейской России. Здесь не сложилось вольных общин, основным ядром казачества явилась служилая, а не вольная часть казаков. Документы свидетельствуют о том, что в 1908 г. на Дальнем Востоке проживали 7 тыс. казачьих семей [15, с. 90].

Особенности освоения Дальнего Востока отмечает Председатель Комитета министров Н.Х. Бунге в своем политическом завещании в 1895 г., где указывает на русскую колонизацию как на способ, по примеру США и Германии, стереть племенные различия: «Ослабление расовых особенностей окраин может быть достигнуто только привлечением в окраину коренного русского населения, но и это средство может быть надежным только в том случае, если это привлеченное коренное население не усвоит себе языка, обычаев окраин, место того, чтобы туда принести свое»[16, с. 211]. В брошюре великого князя Александра Михайловича, посвященной усилению русского флота на Тихом океане (1896 г.), отмечалась отличие российской колонизации от западноевропейской. Европейские колонисты, переезжая в Америку, Австралию или Африку, по его словам, теряют связь со своей родиной, образуют новые государства, тогда как наши переселенцы на имперских окраинах остаются «теми же сынами одного Самодержавного Царя», укрепляя российское владычество в Азии [17, с. 46].

В середине XIX в. на западе России границы были оформлены и укреплены, на востоке лишь предстояло это осуществить в условиях борьбы с соседними азиатскими государствами, грозившими опередить Россию в заселении восточных территорий. Поэтому внешнеполитический фактор в дальневосточной колонизации превалировал над другими на протяжении всей ее истории. На эту черту русской колонизации указывал Ф.Ф. Буссе [18].

На рубеже XIX–XX вв. министр финансов С.Ю. Витте так же обращает внимание на изменение геополитического пространства империи, отмечая значение «великой колонизаторской способности русского народа». Именно русский крестьянин-переселенец, по мнению Витте, призван изменить цивилизационные границы империи: «Для русских людей пограничный столб, отделяющий их, как европейскую расу, от народов Азии, давно уже перенесен за Байкал – в степи Монголии. Со временем место его будет на конечном пункте Китайской Восточной железной дороги» [19]. Это позволило бы прекратить «такое уродливое и неестественное явление, как эмиграция в Бразилию и другие южно-американские страны». С колонизацией Сибири С.Ю. Витте связывал не только экономические, но и политические задачи. Русское население Сибири и Дальнего Востока должно стать оплотом в «неминуемой борьбе с желтой расой». Именно это население даст силы и средства для защиты «интересов империи». В противном случае, предупреждал он, «вновь придется посылать войска из Европейской России, опять на оскудевший центр ляжет необходимость принять на себя всю тяжесть борьбы за окраины» [20].

Таким образом, влияние внешнеполитического фактора на всю дальневосточную политику России было превалирующим над всеми другими. Процесс русского заселения восточной территории находился под постоянной угрозой его опережения другими государствами, поэтому скорейшее заселение пустующих земель стало стратегической целью царского правительства.

Определенным поворотом в государственной политике заселения и освоения дальневосточной окраины в начале XX в. стало принятие положения комитета Сибирской железной дороги «Об образовании переселенческих участков в Амурской и Приморской областях» [21, с. 221]. Этот документ указывает на изменение отношения правительства России к переселенческому процессу. Если раньше государство было заинтересовано в появлении на восточной окраине достаточно крепкого, с экономической точки зрения населения, то с принятием этого положения были созданы экономические предпосылки для появления большого количества малоимущих семей в среде новоселов. Приоритетом правительства становилось переселение максимального числа семей из центральных районов страны, испытывающих социальную напряженность из-за нехватки земельных угодий. Среди переселившихся около 80% составили русские, украинские и белорусские крестьянские семьи из 20 губерний и областей России. Основным местом заселения по-прежнему оставалось Приморье.

Таким образом, характерной особенностью этого периода стало изменение социального состава крестьянских переселенцев: вместо середняцких и зажиточных семей в переселениях преобладали бедняцкие семьи из украинских и центральных губерний России. Их экономическое положение было значительно худшим по сравнению со старожилами, поскольку селились они на необжитых местах, им достались наделы с меньшей долей удобной земли, они попадали в кабальную зависимость от старожилов.

С началом проведения аграрной реформы (1906 г.) приток крестьян на дальневосточную окраину возрастает. В 1909 г. Столыпин П.А. формирует Комитет по переселению на Дальний Восток и разрабатывает широкомасштабную программу освоения Дальнего Востока. Программа предоставляла переселенцам различные льготы: право переезда за казенный счет, безвозвратная ссуда от 100 до 200 рублей в зависимости от района переселения, предварительные землеустроительные работы. В местах переселения были созданы школы и фельдшерские пункты, построены шоссейные дороги.

Несмотря на имеющиеся недостатки (местный бюрократизм, формальное отношение к нуждам переселенцев, недостаточное финансирование), переселенческая политика П.А.Столыпина имела прогрессивное значение. Увеличилось население Дальнего Востока. В 1907-1913 гг. темпы среднегодового переселения превышали 40 тыс. человек. Согласно данным исследователя П.Д. Лежнина, в период с 1859 по 1912 гг. в дальневосточный регион прибыли 383 692 переселенца [22, с. 18]. Новоселы освоили миллионы десятин земли, построили тысячи сел, дав толчок развитию производительных сил Дальнего Востока.

Колонизация Дальнего Востока на первом этапе имела ряд отличий от колонизации других территорий, отмечает доктор исторических наук, профессор Васильченко О.А. в своей работе [23]. Они влияли на формирование дальневосточного социума, на специфику зарождения и развития общественных процессов и явлений. Среди отличительных черт колонизации восточных земель можно выделить следующие:

  1. Заселяемая территория была по существу необжитой. Коренные народы Дальнего Востока были весьма немногочисленными, а так как они занимались в основном рыбной ловлей и охотой, то не противились сельскохозяйственной колонизации.

  2. Колонизация по преимуществу являлась крестьянской. Однако в отличие от других районов на Дальнем Востоке земледелие не стало основным занятием переселенцев. Оно не обеспечило полностью потребности региона в хлебе и других продуктах

  3. Освоение Дальнего Востока началась в середине XIX века. Россия уже имела опыт колонизационной политики на севере и юго-востоке, в Приуралье, Сибири, Новороссии, Бессарабии и на Кавказе.

  4. Царское правительство, опасаясь оставить помещичьи хозяйства без рабочих рук, препятствовало массовому переселению крестьян в обживаемые районы страны. Исключением стал Дальний Восток, заселение которого поощрялось властями ввиду той роли, которую играл этот регион во внешней политике России. Скорейшее заселение пустующих земель на востоке стало стратегической целью правительства.

  5. Государство несло значительные затраты на переселение, оказание помощи переселенцам в организации сельскохозяйственного производства, проведение казенных работ.

Таким образом, переселенческая политика на Дальнем Востоке имела свои особенности, обусловленные спецификой региона, его богатым ресурсным потенциалом, суровыми природно-климатическими условиями, дефицитом свободной рабочей силы. Дальний Восток являлся для России, прежде всего, военным форпостом на берегах Тихого океана. Процесс освоения Дальнего Востока отвечал политическим интересам России. Быстрый рост населения Дальнего Востока создал благоприятные условия для экономического и культурного подъема региона.

Литература:

        1. Шперк Ф.Ф. Россия Дальнего Востока. СПб., 1885.

        2. Сергеев О.И. Казачество на русском Дальнем Востоке в XVIII-XIX вв. М., 1983.

        3. Слюнин Н.В. Современное положение нашего Дальнего Востока. СПб., 1908.

        4. Георгиевский А.П. Русские на Дальнем Востоке. Владивосток, 1926.

        5. Коровин А.Г. Очерк заселения Приморья // Приморье. Его природа и хозяйство. Владивосток, 1923.

        6. Рябов Н.И., Штейн М.Г. Очерки истории русского Дальнего Востока. Хабаровск, 1958.

        7. Сборник главнейших официальных документов по управлению Восточной Сибирью Т. 8. Ч. 2. Иркутск, 1884.

        8. Сборник узаконений и распоряжений о переселении. Выпуск VIII. СПб., 1901.

        9. Васильченко О.А. Страницы истории законодательное регулирование практики семейных переселений на Дальний Восток России (1860-1917гг.). М., 2005.

        10. Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ). II. Т. XXXIII. 1860. Отд. П. № 33988.

        11. Приамурье. Факты. Цифры. Наблюдения. М., 1909.

        12. Бунге Н.Х. Загробные заметки // Река времен (Книга истории и культуры). М., 1995.

        13. Гиппиус А.И. О причинах нашей войны с Японией. СПб., 1905.

        14. Буссе Ф.Ф. Переселение крестьян морем в Южно-Уссурийский край в 1883-1893 годах. СПб., 1896.

        15. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1622. Оп. 1. Д. 711. Л.41.

        16. РГИА. Ф. 560. Оп. 22. Д. 267. Л. 8-9.

        17. Сборник узаконений и распоряжений о переселении. СПб.1901.Выпуск VIII. с. 221.

        18. Лежнин П.Д. Богатства Приамурья и Забайкалья. Чита, 1922.

moluch.ru

История освоения дальнего Востока Поделитесь данными о стоимости ▲▼ Пожаловаться ▲▼ Дальний Восток издавна привлекал внимание путешественников и исследователей многочисленными остатками жизнедеятельности человека, которые свидетельствовали о высоком уровне развития местных племен, о кипучей жизни, некогда протекавшей здесь, и тесных связях с соседними народами. Первые сведения о дальневосточных памятниках древности поступили от русских казаков в XVII веке. Анализ культурного слоя раскопанных стоянок свидетельствует о том, что примерно до конца первого тысячелетия до н. э. древние люди жили в условиях первобытнообщинного строя. Районы Приморья, Приамурья и Забайкалья имели более высокий уровень развития древней цивилизации; южная группа племен знала земледелие и скотоводство. Население Камчатки, Охотского побережья, Сахалина и низовьев Амура занималось в основном охотой и рыболовством. Многочисленные находки усовершенствованного вооружения позволили историкам сделать выводы о межплеменных столкновениях. В конце I тысячелетия до нашей эры среди племен Дальнего Востока начинается распад первобытнообщинных отношений и происходит образование племенных союзов, сыгравших большую роль в развитии и становлении здесь государственности. Во второй половине VII века на юге Дальнего Востока и в сопредельных территориях складываются прочные племенные союзы, и в начале VIII века возникает государство Бохай (Приморское государство). Оно было основано тунгусскими племенами и располагалось на территории верхнего бассейна Амура, Приморья, части северо-восточного Китая и северной Кореи. Китайские и корейские летописи подчеркивают высокий уровень развития этого государства. Оно делилось на пятнадцать провинций, имело пять столиц, а бохайский повелитель принял титул «священного государя». В 926 г. монгольские племена киданей разгромили Бохай, захватив его значительную часть. Дальний Восток расположен в полосе муссонов, что отражается на его своеобразном климате. Владивосток, расположенный на широте Сочи, зиму имеет холоднее, чем в Архангельске, но лето здесь вполне субтропическое. Русских переселенцев поражало то, что наводнения здесь бывают не весной, как обычно в Европейской России, а в конце лета, когда без конца льют муссонные дожди, принесённые морем. Климатические условия Дальнего Востока обусловливают близкое соседство растений и животных, свойственных совершенно разным географическим зонам. Так, в низовьях Амура водится северный олень, а в южной части Приморского края растёт лотос. Сосна, увитая лианой — заезженный журналистский штамп о дальневосточной природе. Владивостокцы любят говорить, что для их города широта крымская, да долгота колымская. В северной части Дальнего Востока (Чукотка, Камчатка, побережье Охотского моря) влияние на климат оказывают, помимо северного расположения, также и действия холодного камчатского течения и ветров с Северного Ледовитого океана. В результате климат здесь суровый, с температурами, резко пониженными по сравнению с теми, которые должны быть на соответствующей широте. Магадан, расположенный на широте Санкт-Петербурга и Стокгольма, считается примером северного города. Вегетационный период севернее устья Амура нигде не достигает 90 дней в году. Дальний Восток становится русским Конечно, русские бывали на Амуре и ранее. Так, некий крестьянин А. Кудрявцев в 1817-1821 гг. побывал в низовьях Амура, а старообрядец Г. Васильев в 1826 году спускался по Амуру до устья и оттуда прибыл в Удский острог. В 1844 году, путешествуя по северу и дальним областям Сибири, академик А.Ф. Миддендорф попал на реку Амур. Его изыскания позволили установить приблизительный маршрут русла Амура. В 1845 году ссыльный бывший офицер Д. И. Орлов также побывал в низовьях Амура. Год спустя в этих же местах побывал А. М. Гаврилов на корабле «Константин». Впрочем, только открытия Г. И. Невельского позволили окончательно установить устье Амура. Освоение южной части Дальнего Востока в середине ХIХ века почти не было делом далёкого петербургского правительства. Ведущую роль в том, что Россия является мощной тихоокеанской державой, сыграли несколько человек — военных, дипломатов и администраторов. Интересы России в исследованиях на востоке. Располагая сведениями о незаселенности дальневосточной территории и неподвластности местного населения, правительство России в пятидесятые годы девятнадцатого века возбудила перед Китаем вопрос об разграничении территорий. В 1854 году в Пекин были посланы предложения приступить к переговорам. Двадцать восьмого мая 1858 года был заключён Айгуньский договор по которому происходило деление дальневосточных областей. Это был очень важный этап в освоении Дальнего востока в целом. Так как теперь любая экспедиция или даже просто переселенцы обязаны были учитывать принадлежность той или иной территории. В итоге Россия получила дополнительные богатства и поселения с которых можно собирать подати. Исследования же территорий теперь приобретали и аспект разведки полезных ископаемых. С первых лет присоединения к России, – то есть на рубеже 50-х — 60-х годов XIX века, в Приамурском крае происходило становление системы образования. В казачьих станицах открывались первые школы грамоты, содержавшиеся на средства станичных правлений. Однако первые учебные заведения работали эпизодически, испытывая острую нехватку учителей, книг, бумаги. К концу XIX века ситуация в станицах Уссурийского казачьего войска стала иной. Здесь насчитывалось 25 школ, где 27 учителей обучали 700 учеников. Число грамотных казаков достигло к этому времени 55%. C началом интенсивного крестьянского заселения Приамурья стали открываться сельские школы разных типов: государственные (то есть находившиеся в ведении министерства народного просвещения), церковно-приходские, частные. Основными административными единицами в рассматриваемое время на Дальнем Востоке были округ и уезд, которые в том или ином сочетании образовывали области, управлявшиеся военными губернаторами. В связи с образованием Амурского и Уссурийского казачьих войск, появились такие административные единицы, как станичные округа и участки, а с развитием горнорудной промышленности — горные округа. Военные губернаторы Амурской, Приморской, Забайкальской областей являлись одновременно и наказными атаманами располагавшихся на границах казачьих войск. Причём, в пограничной полосе Амурской и Приморской областей проживало преимущественно казачество, а в пограничных районах Забайкальской области жили также крестьяне и горнозаводские рабочие. На протяжении первых 20 — 25 лет после воссоединения Приамурья с Россией наиболее быстро заселялась Амурская область. Это было естественно, так как Амур был единственным путем сообщения, вокруг которого сосредотачивалась деятельность людей. Приморская область, административным центром которой был Николаевск, лежала также в пределах Амурского бассейна, но в более суровой по климату полосе. Южная часть области (Южно-Уссурийский край) был в то время в стороне от главных дорог. Приморская область с 1858 года включала в состав 6 округов: Охотский, Николаевский, Софийский, Петропавловский, Гижигинский, Удский. В 1860 г. в составе области был образован Южно-Уссурийский край. В 1884 году население города достигало почти 5 тысяч человек. Но в целом в первый период края заселялся очень медленно. Тревогу вызывала и слабость военных сил Приамурья. К 1880 году здесь было 11,5 тысяч военнослужащих, в том числе и казаков. Между тем край приобретал всё более важное стратегическое значение. В 1882 году генерал-губернатор Восточной Сибири, в состав которой в то время входила и Приморская область, Г.Д.Анучин добился разрешения правительства на перевозку переселенцев морским путем. Рейсы осуществлялись на судах Добровольного Флота по маршруту Одесса — Владивосток через Суэцкий канал. Морские перевозки начались с 1883 года. Они сократили время пути на Дальний Восток с полутора лет до 40 — 45 дней. «Морские» переселенцы оседали главным образом в Южно-Уссурийском крае. К 1899 году было основано 118 новых деревень. Всего с 1883 по 1900 год морским путём было перевезено около 55 тысяч человек. Интересные факты Дальний Восток России расположен в самых разных климатических поясах. Самая южная точка находится на широте Дербента и Дубровника, а самая северная точка находится за полярным кругом севернее Барроу на Аляске. С 1992 происходит отток населения Дальнего Востока в центральные регионы России. За 18 лет население ДВ региона сократилось более чем на 1 млн чел. Такого катастрофического разрыва социально-миграционных связей со своей метрополией не было ни у одной из европейских колоний Нового Света. В 1920—1922 на территории ДВ (без Якутии) и Забайкалья существовала независимая Дальневосточная республика, в 1918 г. ДВ входил в состав независимой Сибирской республики, в 1918—20 гг. существовала независимая Забайкальская Республика, в 1921-22 гг. на территории Приморья, Камчатки и Хабаровского края существовала независимая республика — Приамурье. Самый большой по территории регион ДВ — Якутия, а самый маленький — Еврейская автономная область. Наиболее населён Приморский край, а наименее — Чукотка. На всём Дальнем Востоке России, превышающим площадь Европы, проживает в 1,5 раза меньше жителей, чем в Москве. Южный регион Дальнего Востока в начале XX века по темпам своего экономического развития, использованию машин в промышленности и сельском хозяйстве и по образовательному уровню населения опережал не только Россию, но и США. Южному региону Дальнего Востока переселенцы из Украины в первой половине XX века дали название Зелёный Клин. Порядка 80 % легковых автомобилей на Дальнем Востоке России составляют подержанные праворульные автомобили, ввезённые из Японии. Их доля не уменьшается, несмотря на ограничительную политику государства. Североамериканские колонии Британской империи находились к Лондону более чем на 1000 км ближе (5000 км.), чем Дальневосточный регион к Москве. Сегодня стоимость морских перевозок грузов между Европой и Новым Светом равна стоимости железнодорожным перевозкам между Москвой и Владивостоком и Хабаровском (например, перевоз машины стоит в среднем 1500 долларов), а время перевоза между Россией и Дальневосточным регионом в 3 раза дольше (17-20 дней), чем между Европой и Америкой (5-7 дней). ВидеоИсточники http://www.kabanik.ru/page/facts-about-russias-far-east http://bibliofond.ru/view.aspx?id=28077 http://mirznanii.com/a/333107/istoriya-dalnego-vostoka-rossii http://pnu.edu.ru/ru/faculties/full_time/uf/iogip/study/studentsbooks/materials/regionovedenie/part1/ http://revolution.allbest.ru/history/00480372_0.html

  • Поделитесь данными о стоимости ▲▼
  • Пожаловаться ▲▼

Дальний Восток издавна привлекал внимание путешественников и исследователей многочисленными остатками жизнедеятельности человека, которые свидетельствовали о высоком уровне развития местных племен, о кипучей жизни, некогда протекавшей здесь, и тесных связях с соседними народами.

Первые сведения о дальневосточных памятниках древности поступили от русских казаков в XVII веке.

Анализ культурного слоя раскопанных стоянок свидетельствует о том, что примерно до конца первого тысячелетия до н. э. древние люди жили в условиях первобытнообщинного строя. Районы Приморья, Приамурья и Забайкалья имели более высокий уровень развития древней цивилизации; южная группа племен знала земледелие и скотоводство. Население Камчатки, Охотского побережья, Сахалина и низовьев Амура занималось в основном охотой и рыболовством. Многочисленные находки усовершенствованного вооружения позволили историкам сделать выводы о межплеменных столкновениях.

В конце I тысячелетия до нашей эры среди племен Дальнего Востока начинается распад первобытнообщинных отношений и происходит образование племенных союзов, сыгравших большую роль в развитии и становлении здесь государственности. Во второй половине VII века на юге Дальнего Востока и в сопредельных территориях складываются прочные племенные союзы, и в начале VIII века возникает государство Бохай (Приморское государство). Оно было основано тунгусскими племенами и располагалось на территории верхнего бассейна Амура, Приморья, части северо-восточного Китая и северной Кореи. Китайские и корейские летописи подчеркивают высокий уровень развития этого государства. Оно делилось на пятнадцать провинций, имело пять столиц, а бохайский повелитель принял титул «священного государя». В 926 г. монгольские племена киданей разгромили Бохай, захватив его значительную часть.

Дальний Восток расположен в полосе муссонов, что отражается на его своеобразном климате. Владивосток, расположенный на широте Сочи, зиму имеет холоднее, чем в Архангельске, но лето здесь вполне субтропическое. Русских переселенцев поражало то, что наводнения здесь бывают не весной, как обычно в Европейской России, а в конце лета, когда без конца льют муссонные дожди, принесённые морем. Климатические условия Дальнего Востока обусловливают близкое соседство растений и животных, свойственных совершенно разным географическим зонам. Так, в низовьях Амура водится северный олень, а в южной части Приморского края растёт лотос. Сосна, увитая лианой — заезженный журналистский штамп о дальневосточной природе. Владивостокцы любят говорить, что для их города широта крымская, да долгота колымская.

В северной части Дальнего Востока (Чукотка, Камчатка, побережье Охотского моря) влияние на климат оказывают, помимо северного расположения, также и действия холодного камчатского течения и ветров с Северного Ледовитого океана. В результате климат здесь суровый, с температурами, резко пониженными по сравнению с теми, которые должны быть на соответствующей широте. Магадан, расположенный на широте Санкт-Петербурга и Стокгольма, считается примером северного города. Вегетационный период севернее устья Амура нигде не достигает 90 дней в году.

Дальний Восток становится русским

Конечно, русские бывали на Амуре и ранее. Так, некий крестьянин А. Кудрявцев в 1817-1821 гг. побывал в низовьях Амура, а старообрядец Г. Васильев в 1826 году спускался по Амуру до устья и оттуда прибыл в Удский острог.

В 1844 году, путешествуя по северу и дальним областям Сибири, академик А.Ф. Миддендорф попал на реку Амур. Его изыскания позволили установить приблизительный маршрут русла Амура. В 1845 году ссыльный бывший офицер Д. И. Орлов также побывал в низовьях Амура. Год спустя в этих же местах побывал А.

М. Гаврилов на корабле «Константин». Впрочем, только открытия Г. И. Невельского позволили окончательно установить устье Амура.

Освоение южной части Дальнего Востока в середине ХIХ века почти не было делом далёкого петербургского правительства. Ведущую роль в том, что Россия является мощной тихоокеанской державой, сыграли несколько человек — военных, дипломатов и администраторов.

 Интересы России в исследованиях на востоке.

Располагая сведениями о незаселенности дальневосточной территории и неподвластности местного населения, правительство России в пятидесятые годы девятнадцатого века возбудила перед Китаем вопрос об разграничении территорий. В 1854 году в Пекин были посланы предложения приступить к переговорам.

Двадцать восьмого мая 1858 года был заключён Айгуньский договор по которому происходило деление дальневосточных областей. Это был очень важный этап в освоении Дальнего востока в целом. Так как теперь любая экспедиция или даже просто переселенцы обязаны были учитывать принадлежность той или иной территории.

В итоге Россия получила дополнительные богатства и поселения с которых можно собирать подати. Исследования же территорий теперь приобретали и аспект разведки полезных ископаемых.

С первых лет присоединения к России, – то есть на рубеже 50-х — 60-х годов XIX века, в Приамурском крае происходило становление системы образования. В казачьих станицах открывались первые школы грамоты, содержавшиеся на средства станичных правлений. Однако первые учебные заведения работали эпизодически, испытывая острую нехватку учителей, книг, бумаги. К концу XIX века ситуация в станицах Уссурийского казачьего войска стала иной. Здесь насчитывалось 25 школ, где 27 учителей обучали 700 учеников. Число грамотных казаков достигло к этому времени 55%. C началом интенсивного крестьянского заселения Приамурья стали открываться сельские школы разных типов: государственные (то есть находившиеся в ведении министерства народного просвещения), церковно-приходские, частные.

Основными административными единицами в рассматриваемое время на Дальнем Востоке были округ и уезд, которые в том или ином сочетании образовывали области, управлявшиеся военными губернаторами. В связи с образованием Амурского и Уссурийского казачьих войск, появились такие административные единицы, как станичные округа и участки, а с развитием горнорудной промышленности — горные округа. Военные губернаторы Амурской, Приморской, Забайкальской областей являлись одновременно и наказными атаманами располагавшихся на границах казачьих войск. Причём, в пограничной полосе Амурской и Приморской областей проживало преимущественно казачество, а в пограничных районах Забайкальской области жили также крестьяне и горнозаводские рабочие.

На протяжении первых 20 — 25 лет после воссоединения Приамурья с Россией наиболее быстро заселялась Амурская область. Это было естественно, так как Амур был единственным путем сообщения, вокруг которого сосредотачивалась деятельность людей. Приморская область, административным центром которой был Николаевск, лежала также в пределах Амурского бассейна, но в более суровой по климату полосе. Южная часть области (Южно-Уссурийский край) был в то время в стороне от главных дорог.

Приморская область с 1858 года включала в состав 6 округов: Охотский, Николаевский, Софийский, Петропавловский, Гижигинский, Удский. В 1860 г. в составе области был образован Южно-Уссурийский край.

В 1884 году население города достигало почти 5 тысяч человек.

Но в целом в первый период края заселялся очень медленно. Тревогу вызывала и слабость военных сил Приамурья. К 1880 году здесь было 11,5 тысяч военнослужащих, в том числе и казаков. Между тем край приобретал всё более важное стратегическое значение. В 1882 году генерал-губернатор Восточной Сибири, в состав которой в то время входила и Приморская область, Г.Д.Анучин добился разрешения правительства на перевозку переселенцев морским путем.

Рейсы осуществлялись на судах Добровольного Флота по маршруту Одесса — Владивосток через Суэцкий канал. Морские перевозки начались с 1883 года. Они сократили время пути на Дальний Восток с полутора лет до 40 — 45 дней. «Морские» переселенцы оседали главным образом в Южно-Уссурийском крае. К 1899 году было основано 118 новых деревень. Всего с 1883 по 1900 год морским путём было перевезено около 55 тысяч человек.

Интересные факты

  • Дальний Восток России расположен в самых разных климатических поясах. Самая южная точка находится на широте Дербента и Дубровника, а самая северная точка находится за полярным кругом севернее Барроу на Аляске.
  • С 1992 происходит отток населения Дальнего Востока в центральные регионы России. За 18 лет население ДВ региона сократилось более чем на 1 млн чел. Такого катастрофического разрыва социально-миграционных связей со своей метрополией не было ни у одной из европейских колоний Нового Света.
  • В 1920—1922 на территории ДВ (без Якутии) и Забайкалья существовала независимая Дальневосточная республика, в 1918 г. ДВ входил в состав независимой Сибирской республики, в 1918—20 гг. существовала независимая Забайкальская Республика, в 1921-22 гг. на территории Приморья, Камчатки и Хабаровского края существовала независимая республика — Приамурье.
  • Самый большой по территории регион ДВ — Якутия, а самый маленький — Еврейская автономная область. Наиболее населён Приморский край, а наименее — Чукотка.
  • На всём Дальнем Востоке России, превышающим площадь Европы, проживает в 1,5 раза меньше жителей, чем в Москве.
  • Южный регион Дальнего Востока в начале XX века по темпам своего экономического развития, использованию машин в промышленности и сельском хозяйстве и по образовательному уровню населения опережал не только Россию, но и США.
  • Южному региону Дальнего Востока переселенцы из Украины в первой половине XX века дали название Зелёный Клин.
  • Порядка 80 % легковых автомобилей на Дальнем Востоке России составляют подержанные праворульные автомобили, ввезённые из Японии. Их доля не уменьшается, несмотря на ограничительную политику государства.
  • Североамериканские колонии Британской империи находились к Лондону более чем на 1000 км ближе (5000 км.), чем Дальневосточный регион к Москве.
  • Сегодня стоимость морских перевозок грузов между Европой и Новым Светом равна стоимости железнодорожным перевозкам между Москвой и Владивостоком и Хабаровском (например, перевоз машины стоит в среднем 1500 долларов), а время перевоза между Россией и Дальневосточным регионом в 3 раза дольше (17-20 дней), чем между Европой и Америкой (5-7 дней).

mfina.ru


Смотрите также