Санкт-Петербург, м. Пл. Восстания,
ул. Гончарная, дом 13

+7 (812) 458-53-53

+7 (921) 771-65-11

4585353@mail.ru

Входит швейцария в ес


Войдет ли Швейцария в Евросоюз?

Для своей поездки президент и министр экономики Конфедерации Дорис Лойтхард выбрала трудные в отношениях Евросоюза и Швейцарии времена. В то время как Конфедерация скептически смотрит на вступление в Евросоюз, затягивая с подписанием новых билатеральных соглашений по экономике и налогообложению, Брюссель все чаще обвиняет Берн в эгоизме. По мнению европейских политиков, Швейцария принимает участие только в выгодных для нее соглашениях и мероприятиях, совершенно не чувствуя себя обязанной решать общие проблемы.

На данный момент Конфедерация подписала более 120 билатеральных соглашений с Европейским союзом. Договоры в сфере энергетики и свободной торговли находятся в стадии разработки уже несколько лет, а переговоры о вступлении Швейцарии в Европейское агентство по химическим продуктам (REACH) даже не начинались. Ко всем прочим разногласиям добавляются тупиковые ситуации – например, в случае с банковской тайной и налогообложением. Так, отдельным пунктом в этом досье остаются кантональные налоги для холдингов.

О фискальной политике в частности и собирается беседовать Дорис Лойтхард с председателем Европейской комиссии Жозе Мануэлем Баррозой. Но в центре их встречи – более глобальные проблемы: общая экономическая ситуация, развитие сотрудничества и условия подписания билатеральных договоров. В последнем случае Евросоюз, скорее всего, будет непреклонен. Его конечная цель – получить согласие Швейцарии на автоматическое подчинение европейскому законодательству и более гибкое управление билатеральными соглашениями.

Уговаривать Дорис Лойтхард пойти на этот шаг будет лично президент Совета ЕС Герман Ван Ромпей. Тем более что затяжное подписание билатеральных договоров Швейцарией в  последнее время стало объектом резкой критики со стороны представителей Евросоюза. Другими словами, от Швейцарии хотят согласия на те же условия, на которых сотрудничает с ЕС Норвегия. Как член ЕЭЗ и Европейской ассоциации свободной торговли, Норвегия автоматически подчиняется законодательству европейского пространства. В случае разногласий рассмотрением дела занимается суд ЕАСТ.

К слову, именно отсутствие юридического регламента в решении билатеральных вопросов между Швейцарией и Евросоюзом стоит на повестке сегодняшних встреч в Брюсселе. Если Швейцария вступит в Европейскую экономическую зону, спорные вопросы, как и в случае с Норвегией, будут решаться через суд ЕАСТ, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Как отреагирует на подобное и другие предложения по сближению Дорис Лойтхард?

По мнению дипломатов, Брюссель с любопытством ждет предложений президента Конфедерации по выходу из тупика, в который зашли отношения Швейцарии с Евросоюзом. Швейцария же осознает всю шаткость своей позиции и необходимость стойко отстаивать свои права перед Евросоюзом. Тем более что в критический для экономики Европы момент перспектива подписания Конфедерацией соглашения о вступлении в Европейскую экономическую зону не вызывает одобрения швейцарских экспертов и политиков.

nashagazeta.ch

Войдет ли Швейцария в Евросоюз?

Для своей поездки президент и министр экономики Конфедерации Дорис Лойтхард выбрала трудные в отношениях Евросоюза и Швейцарии времена. В то время как Конфедерация скептически смотрит на вступление в Евросоюз, затягивая с подписанием новых билатеральных соглашений по экономике и налогообложению, Брюссель все чаще обвиняет Берн в эгоизме. По мнению европейских политиков, Швейцария принимает участие только в выгодных для нее соглашениях и мероприятиях, совершенно не чувствуя себя обязанной решать общие проблемы.

На данный момент Конфедерация подписала более 120 билатеральных соглашений с Европейским союзом. Договоры в сфере энергетики и свободной торговли находятся в стадии разработки уже несколько лет, а переговоры о вступлении Швейцарии в Европейское агентство по химическим продуктам (REACH) даже не начинались. Ко всем прочим разногласиям добавляются тупиковые ситуации – например, в случае с банковской тайной и налогообложением. Так, отдельным пунктом в этом досье остаются кантональные налоги для холдингов.

О фискальной политике в частности и собирается беседовать Дорис Лойтхард с председателем Европейской комиссии Жозе Мануэлем Баррозой. Но в центре их встречи – более глобальные проблемы: общая экономическая ситуация, развитие сотрудничества и условия подписания билатеральных договоров. В последнем случае Евросоюз, скорее всего, будет непреклонен. Его конечная цель – получить согласие Швейцарии на автоматическое подчинение европейскому законодательству и более гибкое управление билатеральными соглашениями.

Уговаривать Дорис Лойтхард пойти на этот шаг будет лично президент Совета ЕС Герман Ван Ромпей. Тем более что затяжное подписание билатеральных договоров Швейцарией в  последнее время стало объектом резкой критики со стороны представителей Евросоюза. Другими словами, от Швейцарии хотят согласия на те же условия, на которых сотрудничает с ЕС Норвегия. Как член ЕЭЗ и Европейской ассоциации свободной торговли, Норвегия автоматически подчиняется законодательству европейского пространства. В случае разногласий рассмотрением дела занимается суд ЕАСТ.

К слову, именно отсутствие юридического регламента в решении билатеральных вопросов между Швейцарией и Евросоюзом стоит на повестке сегодняшних встреч в Брюсселе. Если Швейцария вступит в Европейскую экономическую зону, спорные вопросы, как и в случае с Норвегией, будут решаться через суд ЕАСТ, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Как отреагирует на подобное и другие предложения по сближению Дорис Лойтхард?

По мнению дипломатов, Брюссель с любопытством ждет предложений президента Конфедерации по выходу из тупика, в который зашли отношения Швейцарии с Евросоюзом. Швейцария же осознает всю шаткость своей позиции и необходимость стойко отстаивать свои права перед Евросоюзом. Тем более что в критический для экономики Европы момент перспектива подписания Конфедерацией соглашения о вступлении в Европейскую экономическую зону не вызывает одобрения швейцарских экспертов и политиков.

nashagazeta.ch

швейцария входит в евросоюз

07.08.2011 монтер 8745 129 10

Парадоксы Швейцарии: демократия и межнациональный мир по своим лекалам

Швейцарцы желают сохранить собственный тихий и комфортный дом вопреки и политкорректности, и англосаксонскому «образцу» демократии. Тем паче, что сами почти во всем являются образцом для всего мира. И в политике, и в экономике, и уж точно — в национально-религиозных вопросах.

1 августа исполнится 720 лет одной из богатых и размеренных государств мира — Швейцарии. Сейчас она почти во всем является образцом и исходя из убеждений уровня жизни, и в качестве примера содружества людей, говорящих на различных языках и исповедующих разную религию. Но для того, чтоб достигнуть благоденствия и спокойствия, швейцарцы сделали очень непростой и длиннющий путь. Как им это удалось?

Главный муниципальный праздничек страны — Денек конфедерации. Он отмечается в память о событии, которое, как считается, и положило начало формированию Швейцарии. 1 августа 1291 года общины (в дальнейшем — кантоны) Швиц, Ури и Унтервальден заключили альянс, который подразумевал взаимопомощь вояками, имуществом и советом. Общим противником у их были Габсбурги, которые и попробовали подчинить для себя непокорливых горцев. Но не подчинили — в 1315 году в битве при Моргартене силы трёх кантонов разбили войска царей.

Независимость нового муниципального образования пока не была юридически признана могущественными соседями. Но пример обитатели трёх кантонов другим проявили. Привыкшим к вольностям горцам не хотелось подчиняться императорам — пусть те и гласили на диалектах такого же, германского языка. В средневековье национальное самосознание ещё было довольно размытым, местные вольности и невыплаты налогов в казну царей и феодалов были куда важнее.

Равномерно к трём общинам присоединялись всё новые общины. Когда добровольно, когда в процессе битв с Габсбургами либо отъёма принадлежности у монастырей в состав конфедерации вошли такие городка, как Цюрих, Берн, Люцерн. К концу XIV века заместо Союза старенькых кантонов уже сложился Альянс восьми старенькых земель. Пока речь шла о землях, где гласили по-немецки. Но уже в последующем столетии картина поменялась.

Границы сегодняшней Швейцарии сложились уже в XVI веке. Тогда состав грядущего страны с таким именованием пополнили не только лишь немецкоязычные Базель и Золотурн, да и франкоязычные Женева, Лозанна, Нёвшатель, будущий италоязычный кантон Тичино. В те годы на местности страны вершились общеевропейские дела. Швейцария перевоплотился в один из главных центов европейской реформации. Благодаря деятельности Ульриха Цвингли и Жана Кальвина тут родилось одно из основных направлений протестантизма — кальвинизм. Но многие кантоны остались католическими.

Историческая ретроспектива: Швейцария как самая бедная страна в Европе

Но считать позднесредневековую Швейцарию раем земным было забавно. Страна длительное время была бедной, а её уроженцы котировались в Европе как сильные и опытные воины-наёмники. Верхушкой карьеры для обитателей альпийских городов и селений было попасть на службу в Ватикан — так появились там именитые и сейчас швейцарские гвардейцы.

По завершившему в 1648 году Тридцатилетнюю войну Вестфальскому миру Габсбурги признали её независимость, но Швейцария осталась рыхловатым и довольно бедным образованием, которое могло бы развалиться от мельчайшего дуновения ветерка перемен. И он дунул в конце XVIII века — совместно с Величавой французской революцией и наполеоновскими войнами. Сюда добрался боровшийся с войсками Наполеона Бонапарта величавый российский военачальник Александр Суворов, но его переход через Альпы не посодействовал сохранить страну (ну и цели таковой перед ним не стояло).

В конечном итоге маховик тех событий привёл к тому, что на рубеже XVIII-XIX вв. Швейцарский альянс кантонов развалился. На их месте Наполеон основал целый ряд республик, которые в конечном итоге слились в Гельветическую. Кстати говоря, заглавие «Гельвеция», восходящее к имени жившего тут в древнюю эру кельского племени гельвециев, сейчас употребляется в качестве второго наименования страны. Да и республика была недолго. В 1815 году Венский конгресс упразднил её и возродил рыхловатый Швейцарский альянс.

Может быть, независимость союза признали по той причине, что горная территория в центре Альп величавые державы не заинтересовывала. И, предоставленные сами для себя, швейцарцы принялись вести войну и враждовать, создавать союзы и распускать их. Так длилось прямо до 1848 года, когда на очередной волне европейских революций была базирована Швейцарская конфедерация с единой Конституцией, правительством, парламентом. Все таможенные посты меж кантонами были убраны. Отныне войны в Швейцарии закончились, а страну ждало бурное развитие.

Изоляционизм, ведущий. к благоденствию

Один из основных принципов, прописанных в той Конституции — принцип нескончаемого нейтралитета. Несложно для себя представить, что бы случилось со государством, не закрепи его юридически. Немецкоязычные кантоны в глобальных войнах выступили бы на стороне Германии, франкоязычные стояли бы за Францию, Тичино оказался бы совместно с Италией. В ХХ веке эти симпатии проявлялись в сознании разноязычных швейцарцев не один раз. Но их родине подфартило остаться не тронутой ни Первой, ни 2-ой глобальными войнами.

И Швейцария использовала собственный нейтралитет, как говорится, на все 100. Она перевоплотился в самое надёжное хранилище для средств, золота и иных ценностей для клиентов и даже целых стран. Тут же не один раз проходили переговоры меж представителями враждующих сторон. Пока примыкающие страны залечивали раны войны, а местами и совсем лежали в руинах Швейцария стояла целой и развивалась. И богатела, не имея ни злачных почв, ни нужных ископаемых.

В итоге власти страны длительное время стояли за то, чтоб сохранить собственный тихий уголок и держаться подальше от глобальных событий. Хотя в Женеве расположилась штаб-квартира такового подразделения ООН, как Глобальная организация здравоохранения (ВОЗ), в ООН Швейцария не заходила только в 2002 году. В 2008-м случился ещё один «прорыв» — страна после повторного референдума восполнила ряды Шенгенской зоны, и сейчас на её местность можно въезжать по визе, выданной в какой-нибудь из примыкающий государств.

Но за другие атрибуты нейтралитета и неучастия швейцарцы стоят горой. Они не входят в военные блоки, и вступать в ту же НАТО не собираются. (Это не мешает фактически каждому взрослому мужчине иметь на руках автомат (без боекомплекта), и в течение 20 лет отчаливать на две недели в году на военные сборы). Не стремятся они ни в ЕС, ни в еврозону. Франк надёжнее, чем евро либо бакс. Колебаться не приходится — швейцарскую денежную систему так не лихорадит.

Теория разделения властей. по государственным квотам

Но навряд ли бы Швейцария устояла на одном нейтралитете. Им ещё необходимо было свою страну устроить так, чтоб это посодействовало её сохранить, и чтоб всё соответствовала местным реалиям. После 1848 года в конфедерации были приняты ещё две конституции — 1874 и 1999 гг. Но они только скорректировали то, чтоб было удачно опробовано и отработано.

На теоретическом уровне можно было бы бросить в Швейцарии один госязык — германский, ведь на нём молвят практически три четверти коренных обитателей. Но равный с ним статус имеют французский (приблизительно 5-ая часть населения) и итальянский (6-7%, не считая иммигрантов). А статус официального имеет ещё и ретороманский язык, на котором гласит приблизительно 50 тыщ человек (из 7,2 млн). Правда, последний представители других государственных групп фактически не учат.

Но 20 кантонов и 6 полукантонов устроены так, что практически во всех преобладают носители 1-го языка. В 19 преобладают германошвейцарцы, в 4 — франкошвейцарцы, в одном — италошвейцарцы. Один кантон является смешанным франко-немецким, и один — немецко-ретороманский. Так как католиков и протестантов в стране приблизительно поровну, то и этот принцип учтён в административном делении. В 13 преобладают католики, в 13 — протестанты.

База общешвейцарской власти — система квот. В правительстве и парламенте поровну католиков и протестантов, а языковые группы представлены в согласовании со собственной численностью. Президент конфедерации избирается на один год, и представители различных общин сменяют друг дружку. Не считая того, свои законы, суды и министерства есть в каждом кантоне, которые имеют право организовывать и свои референдумы.

Кстати говоря, последние проходят в стране пару раз в год. Хоть какое принципиальное решение может вступить в силу только при одобрении его популяцией (будь то вхождение в ООН либо вопросы легализации наркотиков). А в неких местах принципиальные вопросы до сего времени решаются на общем сходе населения.

Такое устройство Швейцарии не достаточно вписывается в англосаксонскую модель демократии, которую нередко пробуют представить как универсальную. Квоты в последней не предполагаются, а в США ещё и референдумы не предусмотрены. Только вот альпийской конфедерации подошла конкретно такая модель. В итоге стране с обилием языков и диалектов, с неоднородным религиозным составом не угрожает распад. Никаких массивных сепаратистских движений в стране нет.

Читайте также:  экскурсии из пхукета в камбоджу

Страна-хранилище либо промышленный центр Европы?

Соответственное местным реалиям политическое устройство удалось дополнить фуррорами на экономическом поприще. Непременно, гигантскую роль в швейцарской экономике играют банки, ещё полтора века вспять превратившиеся в «главное хранилище» мира. Тут свято блюли банковскую тайну, и данный фактор вместе с политической стабильностью притягивали к для себя средства — часто и грязные. В ближайшее время швейцарцы приняли ряд законов по борьбе с отмыванием криминальных доходов. Но правонарушители посреди вкладчиков всё же не преобладают. А другие свои вклады оставили.

Но сводить швейцарскую экономику к банковскому сектору было бы глубоко неверным. Страна извлекла выгоду из собственного географического положения. Горнолыжные курорты Санкт-Мориц, Давос и многие другие раз в год принимают сотки тыщ отдыхающих. Цены в Швейцарии достаточно высочайшие, но отыскать курорт соразмерно собственному кармашку можно. Для любителей культурного туризма есть, скажем, Часовенный мост в Люцерне, для ценителей истории — маршруты по местам боевой славы Суворова либо Наполеона. Либо монастырь Сен-Бернар, где вывели собак одноимённой породы.

Выпускаемые в Швейцарии продукты народного употребления издавна уже стали образцом высокого качество. Вспомним, к примеру, часы, считающиеся наилучшими в мире. Работает в стране и сверхтехнологичная индустрия — машиностроение, станкостроение, химия. Лекарственная ветвь является одной из мощнейших в мире. Как и сельское хозяйство со известными сырами и шоколадом. Кстати говоря, последнее датируется государством аж на 70%. И плевали тут швейцарцы на нормы ВТО со собственной альпийской колокольни.

До сегодняшнего мирового кризиса годичный доход да душу населения составлял в Швейцарии более 70 тыщ франков (порядка 65 тыщ баксов). Этим цифрам позавидовали бы даже немцы либо шведы. Система социальной защиты тут наименее разветвлённая, чем в Скандинавии и Германии, но люд не особо сетует.

Ровная демократия против политкорректности

Швейцария долгие и длительные годы пробовала остаться в стороне от европейских процессов. Но избежать вала иммигрантов ей всё же не удалось. Ещё несколько десятилетий вспять стране потребовалась неквалифицированная рабочая сила, и её начали ввозить. Поначалу это были выходцы из Южной Италии, потом — испанцы и югославы, потом — турки и арабы. В стране насчитывается до 200 тыщ косовских албанцев (тут долгие и длительные годы жил, к примеру, премьер Косово Хашим Тачи). Сейчас в стране до 22% населения является иммигрантами, и конкретно они совершают основную часть тяжких и особо тяжких злодеяний.

Особенное беспокойство у швейцарцев вызывают иммигранты-мусульмане, составляющие сейчас практически 6% населения. Их поведение очень нередко контрастировало с тем, к чему привыкли коренные обитатели. К 2009 году в стране было четыре мечети с минаретами, но местные мусульманские фавориты решили выстроить ещё. И здесь местная ультраправая Народная партия начала пугать люд исламской опасностью, всюду развешивая плакаты с мусульманскими дамами, закутанными в чадру.

Был объявлен референдум, и его результат шокировал Европу. Практически 60% высказались за то, чтоб запретить строительство минаретов. Через некое время в стране было принято решение о высылке из страны тех иммигрантов, которые сделали правонарушения (это касалось не только лишь мусульман). Решения эти стали прототипом неполиткорректности, Швейцарию не критиковал в Европе и мусульманском мире только ленивый. Но собственного решения они не изменили.

Кстати говоря, ультраправая и антииммигрантская волна в Швейцарии — самая мощная в Европе. На последних выборах ультраправая Народная партия получила тут 29% голосов. Столько не набирал ещё никто из их коллег в других странах. А вынесение темы минаретов на референдум было первым в Европе открытым признанием властей, что политика мультикультурализма провалилась. Речи Ангелы Меркель, Николя Саркози и Дэвида Кэмерона были позднее.

Швейцарцы желают сохранить собственный тихий и комфортный дом вопреки и политкорректности, и англосаксонскому «образцу» демократии. Тем паче, что сами почти во всем являются образцом для всего мира. И в политике, и в экономике, и уж точно — в национально-религиозных вопросах.

halopom-po-evropam.ru

Об отношениях Швейцарии с ЕС

Находясь в центре европейского континента и играя важную роль в мировой финансовой системе, Швейцария является важным политическим, торгово-экономическим и финансовым партнером ЕС, оставаясь, однако, за официальными рамками этого интеграционного объединения. В течение всего послевоенного периода отношения Берна с Брюсселем характеризовались определенной двойственностью. С одной стороны, в Швейцарии отдавали себе отчет в том, что по мере успешного развития европейского интеграционного процесса строго изоляционистский курс все меньше соответствовал интересам страны. С другой стороны, развивая отношения с Евросоюзом, Швейцария стремилась сохранить те преимущества, которые лежали в основе ее экономического и политического успеха, что в определенной степени противоречило ее сближению с ЕС. В этой связи интересно, насколько глубокими и долгосрочными являются разногласия между Берном и Брюсселем? В какой степени Россия может в дальнейшем опираться на сотрудничество со Швейцарией при формировании единой неделимой системы европейской безопасности? Для ответа на эти вопросы кратко рассмотрим основные этапы истории отношений Швейцарии и ЕС, их современное состояние, а также разногласия, разделяющие сегодня Берн и Брюссель.

История отношений

В 1972 г. было заключено соглашение между Швейцарией и ЕЭС о свободной торговле. В 1980-е гг. в швейцарской элите появилось осознание необходимости дальнейшего углубления сотрудничества с ЕС. В 1989-1991 гг. Альпийская республика активно подключилась к разработке концепции Единого европейского экономического пространства (ЕЕЭП). Правительство исходило из того, что интересы страны будут лучше защищены в рядах ЕС, чем вне этой организации. В 1992 г. был подписан договор о вступлении Швейцарии в ЕЕЭП. Однако отрицательные итоги всеобщего референдума по этому вопросу от 6 декабря 1992 г. не позволили Швейцарии стать его полноправным членом.

Логика развития как политических, так и особенно торгово-экономических отношений, подталкивала стороны к поиску путей, которые позволили бы обойти существующие ограничения и продолжить процесс подключения экономики Швейцарии к привлекательному, быстро развивающемуся рынку стран ЕС. К концу 1990-х гг. были разработаны и в два этапа подписаны так называемые «двусторонние соглашения – I» и «двусторонние соглашения – II», которые в документах Евросоюза носят название «секторальных соглашений» (всего их около 120).

Как считают некоторые эксперты, не являясь официально членом ЕС, Швейцария, тем не менее, сегодня в основном уже приняла европейское законодательство во многих областях, а также торговые и промышленные регламенты Евросоюза[1]. Между ЕС и Альпийской республикой больше не существует таможенных ограничений. В стадии подготовки находятся другие важные договоры, несмотря на то, что вопрос об официальном вступлении страны в ЕС не стоит.

В настоящее время Евросоюз является главным торговым партнером Швейцарии. Страна ввозит из ЕС около 80% и вывозит туда около 60% всех товаров и услуг. Швейцария занимает четвертое место среди внешнеторговых партнеров стран ЕС после США, Китая и России (8% – доля в экспорте из ЕС, 6% – в импорте). С учетом сферы услуг Альпийская республика находится на третьем месте среди внешнеторговых партнеров стран Евросоюза, опережая Россию.

В Швейцарии проживают около 1,2 млн выходцев из ЕС, 270 тыс. ежедневно прибывают туда на работу. В странах Европейского союза постоянно живут 430 тыс. швейцарцев[2].

Разногласия

Хотя связи между Альпийской республикой и ЕС со временем становились все более глубокими и разветвленными, их развитие проходило неровно, далеко не все проблемы были урегулированы, и в последнее время появились новые сложности.

Усилению евроскептицизма в Швейцарии способствовал начавшийся в 2008 г. экономический кризис, последствия которого пока не полностью преодолены в странах Европейского союза. Не связанная жесткими обязательствами перед ЕС Швейцария лучше большинства стран Европы пережила экономические трудности, с успехом используя азиатские рынки для наращивания доходов от экспорта своей высокотехнологичной продукции. В стране сохраняются стабильные темпы прироста ВВП (2% – в 2013 г., 2,2 % – в 2014 г.) и один из самых низких в мире уровней безработицы. Эти показатели резко контрастируют с фактически стагнирующей экономикой многих стран еврозоны. Опросы показывают, что швейцарцы являются одними из самых счастливых народов в мире (по данным ООН, третье место) и, как отмечает французская «Монд», многие «счастливы от того, что находятся пока вне ЕС»[3].

В целом институциональные реформы, принятие европейских норм и распространение на Швейцарию европейского права – болезненный для Берна процесс. Согласование интересов сторон носит трудный для Швейцарии характер, так как экономический и политический вес этих двух партнеров несопоставим. Являясь более сильным, доминирующим в диалоге собеседником, Брюссель стремится выстроить сотрудничество с Берном по своему собственному сценарию, что не всегда вызывает безусловное одобрение швейцарцев. Причем, если франкоговорящие кантоны настроены в пользу такого сотрудничества, то более успешные немецкие кантоны (а их большинство) относятся к нему критически, что немаловажно с учетом ведущей роли общин и кантонов в швейцарском законодательстве.

Отметим, что согласование интересов Швейцарии и ЕС проходит в сложных переговорах, и расхождения между ними возникают по многим пунктам повестки дня. Остановимся на наиболее чувствительных как для Берна, так и для Брюсселя проблемах, привлекающих сегодня основное внимание обеих сторон.

  1. Банковское законодательство

Важным препятствием на пути Швейцарии в ЕС долгое время являлось швейцарское независимое банковское законодательство. Высокий уровень конфиденциальности в вопросах сохранения банковской тайны – один из источников швейцарского финансового и экономического успеха. Необходимость отказаться от этих особых условий в случае полноправного членства в ЕС долгое время рассматривалась швейцарцами в качестве препятствия на пути сближения с ЕС.

Вместе с тем, в основе успеха Швейцарии лежит не только особое банковское законодательство. Не менее важным сегодня является высокий уровень развития швейцарской промышленности, ориентированной на разработку и применение передовых технологий, которые широко востребованы, в первую очередь, именно в ЕС. Это заставляет Берн постепенно снимать формальные барьеры на пути углубления сотрудничества с Евросоюзом, что проявляется, в том числе, и в уступках по вопросу о банковской тайне.

В последние годы ЕС усилил давление на Швейцарию, добиваясь от нее раскрытия банковской тайны с целью борьбы с уклонением от налогов. Позиции единой Европы в отношении внешних партнеров укрепляются вместе с гармонизацией банковской и налоговой политики ЕС. Так, к маю 2015 г. были приняты 4 директивы Еврокомиссии. Их реализация должна привести к установлению полной налоговой прозрачности с 2017 г. во всех странах ЕС, за исключением Австрии, которая присоединится к этому процессу с 2018 г.

Швейцария вынуждена идти навстречу требованиям ЕС в этой сфере, поэтапно принимая соответствующие меры. В декабре 2014 г. Совет ЕС приветствовал решение Берна (правительственная декларация от 19 ноября 2014 г.) принять правила, предусматривающие автоматический обмен информацией о финансовых счетах, а также прогресс в вопросах взаимных налоговых согласований[4]. В марте 2015 г. стороны подписали договор об автоматическом обмене банковской информацией. Для вступления в силу договора его должны одобрить все 28 государств ЕС, а также швейцарский парламент. Если соглашение будет ратифицировано, то через три года страны Евросоюза будут ежегодно получать фамилии, адреса и банковские данные всех своих граждан, имеющих счета в Швейцарии[5]. Вместе с тем, эксперты не исключают, что ратификация этого документа вызовет в швейцарском парламенте большое сопротивление[6]. Этот вопрос может быть вынесен на референдум, результаты которого сейчас плохо предсказуемы. На сегодняшний день Швейцария по-прежнему соблюдает приватность своих банковских клиентов. Действующее соглашение ЕС и Швейцарии предусматривает обмен финансовой информацией, но исключительно по запросу и в ограниченном объеме[7]. В целом, учитывая значительную роль, которую играет в экономике Швейцарии банковский сектор, нельзя не отметить, что, несмотря на явное продвижение вперед в этом вопросе, все решения об автоматическом обмене данными по финансовым трансакциям даются Берну нелегко.

Другая проблема, «отравляющая» отношения Швейцарии и ЕС, связана с возможными последствиями для швейцарской экономики наплыва в ЕС иммигрантов из стран Африки и Азии, резко возросшего в последние годы. Швейцарцы опасаются усиления нагрузки на свой рынок труда в условиях действия соглашения о свободе передвижения, которое является частью комплекса «двусторонних соглашений – I».

Нельзя не отметить, что согласование Берном и Брюсселем правил, относящихся к свободе передвижения граждан, всегда было связано с преодолением больших трудностей. Даже договорившись с ЕС по всем спорным вопросам в этой сфере взаимоотношений, Швейцария неоднократно на временной основе отступала от их выполнения. Особо острые дискуссии на эту тему были спровоцированы расширением Евросоюза и подготовкой страны к вступлению в Шенгенскую зону. Показательно также, что во время кризиса 2008-2009 гг. Берн объявил о том, что в сложной экономической ситуации не сможет гарантировать сохранение рабочих мест для выходцев из Европейского союза в ущерб коренным жителям.

Следующим этапом на этом пути стал референдум, проведенный в феврале 2014 г., который вызвал серьезный кризис в отношениях Альпийской республики и Европейского союза. Большинством в 50,3% голосов швейцарские граждане проголосовали против массированного приема иммигрантов и за введение квот на их пребывание на территории страны. Напомним, что выражая напрямую точку зрения «суверена» которым, согласно конституции, является швейцарский народ, референдум играет самую важную роль в швейцарской политической системе и обойти его решения невозможно. Поэтому уже в июне 2014 г. высший орган исполнительной власти Швейцарии, Федеральный совет, представил проект, предполагающий введение с января 2017 г. квот (или по швейцарской терминологии, «контингентов») для всех граждан, находящихся на территории страны больше 4 месяцев. При приеме на работу предпочтение должно отдаваться швейцарским гражданам: правительство намерено разработать особые меры, позволяющие облегчить поиски работы для таких категорий местных жителей, как пенсионеры и женщины с детьми.

В июле 2014 г. Берн обратился к ЕС с предложением пересмотреть секторальное соглашение о свободе перемещения в соответствии с итогами референдума[8]. Евросоюз ответил отказом, предложив, однако, начать консультации для разрешения возникших проблем. В «Заключении по вопросу о расширенном едином однородном рынке и о связях ЕС со странами Западной Европы, не являющимися членами ЕС», принятом Советом ЕС 16 декабря 2014 г., содержатся жесткие формулировки, призывающие Швейцарию придерживаться соглашения о свободе передвижения, которое относится к «двусторонним соглашениям – I». Отмечается, что пересмотр этих документов ставит под вопрос всю систему сложившихся отношений между Швейцарией и ЕС, и отказ от принципа свободы передвижения поставит под сомнение участие Альпийской республики в Шенгенской зоне, а также в других европейских программах. Совет ЕС «ожидает от Швейцарии» выполнения всех обязательств, вытекающих из соглашения о свободе передвижения и других договоренностей с ЕС, а также полных гарантий прав граждан ЕС, работающих в Швейцарии, «независимо от даты их прибытия или начала профессиональной деятельности, и осуществления их прав без каких-либо ограничений». В случае нарушения этих принципов Совет ЕС угрожает прервать дальнейшие переговоры по институциональным вопросам, а также все другие переговоры, относящиеся к внутреннему рынку ЕС[9].

Реакция со стороны ЕС на требование Швейцарии пересмотреть соглашение о свободе передвижения говорит о нежелании Брюсселя идти навстречу Берну в этом вопросе. Согласие ЕС на ревизию отношений с Альпийской республикой в этой области может осложнить и без того непростую работу европейского интеграционного механизма. Нельзя забывать о предстоящем референдуме в Великобритании по вопросу о выходе из ЕС, причем одним из основных требований Лондона является возвращение под национальную юрисдикцию проблематики передвижения рабочей силы. Пересмотр одного из ключевых принципов европейского права в условиях, когда многие государства-члены Европейского союза сталкиваются с притоком нелегальных мигрантов, чреват затяжной дискуссией в этих странах и даже постепенным сползанием в новый институциональный кризис. Нельзя исключать, что в случае согласия ЕС на открытие переговоров по пересмотру соглашения о свободе передвижения многие европейские страны вслед за Швейцарией захотят ограничить применение этого принципа на своей территории. С точки зрения Брюсселя, отказ от этого фундаментального положения европейского интеграционного процесса недопустим. Поэтому ожидать радикального изменения позиции ЕС в отношении итогов швейцарского референдума в обозримом будущем не приходится, что и получило отражение в соответствующих документах Евросоюза[10].

Что касается Швейцарии, то она также пока не намерена менять свою позицию, хотя положение Берна остается сложным. С одной стороны, правительство обязано, прежде всего, учитывать точку зрения «суверена», и решения февральского 2014 г. референдума должны быть выполнены. С другой стороны, пересмотр соглашения о свободе передвижения грозит разрушить все здание взаимовыгодного сотрудничества Швейцарии с Евросоюзом. Берн не может отказаться от одного-единственного документа, так как договоренности носят пакетный характер, и отказ от одного из документов автоматически ставит под вопрос все остальные «двусторонние соглашения – I», регламентирующие взаимодействие Швейцарии с Евросоюзом.

Несмотря на то, что внешне отношения в этой области находятся в тупике, на самом деле в Альпийской республике идет активный поиск компромиссного разрешения существующих противоречий. По-видимому, именно Берну предстоит сделать решающие шаги навстречу Брюсселю при условии, что ЕС хотя бы чисто символически скорректирует свою позицию. Представители швейцарских предпринимательских кругов обеспокоены возможным осложнением отношений с Евросоюзом и снижением темпов роста инвестиций[11]. Идет поиск альтернативных решений, среди которых – проведение нового референдума в Швейцарии по вопросу о квотах, а также идея предоставления особого статуса гражданам из стран ЕС, работающим на территории Альпийской республики. Очевидно, первые, хотя еще очень слабые, признаки возможного «выхода из тупика» начали появляться.

Вместе с тем, можно предположить, что процесс урегулирования спора между Швейцарией и ЕС по вопросу о свободе передвижения рабочей силы будет длительным и сложным, учитывая, прежде всего, жесткую непримиримую позицию по этому вопросу Еврокомиссии. Эта позиция была подтверждена в феврале 2015 г. во время переговоров нового швейцарского президента Симонетты Соммаруги с председателем Еврокомиссии Жаном-Клодом Юнкером[12].

Характеризуя различия, существующие между Берном и Брюсселем по отдельным внешнеполитическим проблемам, необходимо отметить, что традиционно они не носят ярко выраженного характера, и в целом Швейцария остается лояльным членом «западного клуба», успешно выполняя в нем роль своеобразного «кошелька». Вместе с тем, Берн иногда намеренно выносит существующие разногласия на первый план, что должно укреплять его позиции в сложном диалоге с более сильным партнером, которым является для него Брюссель. Стремясь улучшить свои позиции в диалоге с ЕС, Альпийская республика ищет опору во внешнеполитической сфере и проявляет относительную самостоятельность, избегая, вместе с тем, открытой ссоры с более сильным партнером по тем или иным международным проблемам.

В 2014 г. на фоне осложнившихся из-за февральского референдума отношений Берна с Брюсселем было принято решение более активно использовать трибуну ОБСЕ, председателем которой в 2014 г. стала Швейцария. При этом позиция Берна по ряду вопросов европейской безопасности, в первую очередь по урегулированию кризиса на Украине, несколько отличалась от точки зрения Брюсселя, имея, вместе с тем, некоторые точки соприкосновения с позицией Москвы.

Во-первых, в ходе украинского кризиса проявилась незаинтересованность Швейцарии в укреплении геополитической роли Евросоюза и, тем более, в его дальнейшем расширении в отличие от некоторых стран, являющихся полноправными членами ЕС. Эта позиция обусловлена тем, что Швейцария пока не входит в ЕС, но ведет с ним длительные и сложные переговоры. Геополитическое усиление Евросоюза неизбежно будет означать и укрепление его позиций в переговорах с внешними партнерами, включая Швейцарию. Берн в этих условиях, наоборот, заинтересован не в общем усилении ЕС, который добивается от Альпийской республики дополнительных уступок на переговорах по широкому комплексу проблем взаимного сотрудничества, а в уменьшении давления с его стороны.

Во-вторых, в отличие от большинства других западных стран и Евросоюза в целом Швейцария заняла более сбалансированную позицию в отношении России. Берн взял на себя роль посредника между Москвой и Западом в урегулировании украинского кризиса, избегая открыто возлагать в одностороннем порядке на Россию всю ответственность за возникновение конфликта в центре Европы. Для РФ было важно то, что в разгар конфликта Швейцария, осудив «факт аннексии Крыма», отказалась при этом официально присоединиться к антироссийским санкциям, подвергаясь критике со стороны Брюсселя. В августе 2014 г. после крушения малазийского авиалайнера над территорией Украины Федеральный совет Швейцарии все-таки решил принять меры финансового характера, которые помешали бы использовать швейцарскую территорию для обхода санкций ЕС. Был также полностью запрещен швейцарский экспорт в Россию товаров военного и двойного назначения. Вместе с тем, формально Берн так и не присоединился к санкциям против Москвы.

В-третьих, Берн фактически вдохнул новую жизнь в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе, что вписывается в цели Москвы, стремящейся реформировать всю структуру европейской безопасности и продвигающей идею единой, неделимой безопасности для всего европейского континента. Благодаря усилиям занимавшего в 2014 г. пост президента и министра иностранных дел Швейцарской конфедерации Дидье Буркхальтера, ОБСЕ частично вернула себе функцию организации, призванной служить легитимными рамками для диалога по европейской безопасности и объединять, а не разделять континент. По словам Буркхальтера (август 2014 г.), за 25 лет спустя после падения Берлинской стены до сих пор не создан общеевропейский порядок и не определены его параметры. Страны бывшего СССР, стремящиеся сотрудничать как с ЕС в рамках договоров об ассоциации, так и с Евразийским экономическим сообществом, «должны играть роль моста, но отнюдь не преграды между Востоком и Западом». Следует найти пути, исключающие для таких стран необходимость принимать решения на основе логики «или-или». Как отметил Буркхальтер, обострению ситуации на Украине способствовала дискуссия о возможности дальнейшего расширения НАТО на Восток, а также отсутствие у Москвы и Брюсселя единого видения Европы, которое они могли бы вместе предложить таким странам, как Украина[13].

То, что Берн не полностью солидаризировался с ЕС в украинском конфликте, получило жесткую критическую оценку в упомянутом выше «Заключении» Совета ЕС от 16 декабря 2014 г. Там, в частности, отмечается: «Совет сожалеет, что Швейцария еще не полностью присоединилась к ограничительным мерам по отношению к действиям, компрометирующим или угрожающим территориальной целостности, суверенитету и независимости Украины, действиям России, дестабилизирующим ситуацию на Украине»[14].

Подобные заявления показывают, что между ЕС и Швейцарией сохраняются разногласия по украинскому урегулированию и по вопросу об отношениях с Россией. Но при этом политике Берна присуща определенная двойственность. С одной стороны, Швейцария по-прежнему заинтересована в сохранении связей с Россией, что помимо прочего позволяет ей добиваться от Евросоюза более выгодных условий сотрудничества и уступок по сложным вопросам. Однако, с другой стороны, хотя Альпийская республика официально не обязана следовать за ЕС, она, тем не менее, не желает слишком сильно раздражать своего крупнейшего партнера.

В этих условиях можно предположить, что определенные расхождения между Берном и Брюсселем по вопросам политики в отношении Москвы будут сохраняться. Однако неправильно было бы преувеличивать их ⃰значение. Возможности Берна для проведения особого внешнеполитического курса сегодня сужены по сравнению с 2014 г.: в 2015 г. Альпийская республика лишена такой трибуны, как ОБСЕ, хотя и имеет право оказывать влияние на решения действующего председателя. Что касается прогноза на более длительный период времени, то, по-видимому, значение Евросоюза как основного торгово-экономического и политического партнера Швейцарии не только не снизится, но, наоборот, продолжит усиливаться, что, впрочем, не исключает возможности новых, хотя и менее значительных, всплесков разногласий между партнерами. Это неизбежно будет отражаться на подходах страны и к некоторым международным проблемам.

⃰     ⃰⃰     ⃰

Таким образом, отношения Швейцарии с ЕС имеют многолетнюю историю. Создана их солидная база. Страны Евросоюза являются основными торгово-экономическими партнерами Швейцарии, их доля во внешнеторговом обороте страны неуклонно растет. С обеих сторон сохраняется сильная заинтересованность в развитии этих многосторонних связей. Швейцария успешно участвует в международном разделении труда, экспортируя свою промышленную продукцию, причем ее важнейшими потребителями являются страны Европейского союза. Формально не участвуя в ЕС и в ЕЭП, Швейцария, тем не менее, все больше вовлекается в единое экономическое пространство Европейского союза. Вместе с тем, в отношениях Берна с Брюсселем сохраняются спорные вопросы, что препятствует вступлению страны в Евросоюз и в ЕЭП. В 2014 г. отношения резко обострились вследствие решения швейцарского референдума о введении квот на пребывание в Альпийской республике иностранной рабочей силы и требования Берна к Брюсселю о пересмотре соглашения о свободе передвижения рабочей силы. Между сторонами сохраняются споры и по другим вопросам, которые, однако, «отравляют» их отношения не так сильно, как вопрос о свободе передвижения.

Стремясь отстоять свои интересы, Берн разыгрывает различные внешнеполитические козыри. Одним из них стала позиция Швейцарии по вопросам украинского кризиса и роли ОБСЕ в его разрешении. Политика Берна на этом направлении свидетельствовала о его намерении играть роль посредника между Россией и Западом, создавая некоторые дополнительные возможности для реализации интересов Москвы при урегулировании украинского кризиса и в отдельных чертах соответствуя российскому курсу, направленному на повышение роли ОБСЕ в укреплении европейской безопасности. Учитывая, что развитие связей Швейцарии с ЕС продолжается, неправильно было бы рассчитывать на то, что Берн во имя отношений с Москвой будет устойчиво противопоставлять себя Брюсселю. Интерес Швейцарии к формату ОБСЕ носит долгосрочный характер, и нельзя исключать, что Берн и в дальнейшем будет работать над развитием и совершенствованием этой организации.

Заведующая Центром евроатлантических

исследований и международной безопасности

ИАМП ДА МИД России,

доктор политических наук

Зверева Т.В.

[1]Wyplosz Ch., professeurd’economie a l’Institut des hautes etudes internationals et du developpement a Geneve. Salvadé Ch. Heureux comme un Suisse hors de l’UE et qui entend le rester. http://www.lemonde.fr/europe/article/2014/05/20/heureux-comme-un-suisse-hors-de-l-ue-et-qui-entend-le-rester_4421752_3214.html#qzihX74Uh6b1F0Rb.99

[2] http://eeas.europa.eu/delegations/switzerland/eu_switzerland/political_relations/index_fr.htm

[3]Salvadé Ch. Heureux comme un Suisse hors de l’UE et qui entend le rester. http://www.lemonde.fr/europe/article/2014/05/20/heureux-comme-un-suisse-hors-de-l-ue-et-qui-entend-le-rester_4421752_3214.html#qzihX74Uh6b1F0Rb.99

[4]Conclusions du Conseil relativesа un marchе unique elargi homogene et aux relations de l’UE avec les pays d’Europe occidentale non membres de l’UE. Session du Conseil Affaires generales. Bruxelles, 16 decembre 2014.  Conseil de l’Union Europeenne. Presse.

http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cms_data/docs/pressdata/fr/er/146316.pdf

[5] http://www.vestifinance.ru/articles/54802

[6]Etwareea R. Suisse-UE: dans l’immediat, rien ne presse. http://www.letemps.ch/Page/Uuid/5da11558-f4b3-11e4-bb1f-074820583190/Suisse-UE_dans_limmédiat_rien_ne_presse

[7]http://www.banki.ru/news/daytheme/?id=7285940

[8]www.swissinfo.ch

[9]Conclusions du Conseil relativesа un marchе unique elargi homogene et aux relations de l’UE avec les pays d’Europe occidentale non membres de l’UE. Session du Conseil Affaires generales. Bruxelles, 16 decembre 2014. Conseil de l’Union Europeenne. Presse.

http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cms_data/docs/pressdata/fr/er/146316.pdf.

[10]Conclusions du Conseil relativesа un marchе unique elargi homogene et aux relations de l’UE avec les pays d’Europe occidentale non membres de l’UE…

[11] По данным Института Федеральной политехнической школы Цюриха, хотя в целом швейцарская экономика чувствует себя хорошо, результаты референдума уже заставили предпринимателей на 15% уменьшить объемы вкладываемых в экономику страны средств. В исследовании Института, опубликованном в феврале 2015 г., отмечается, что особенно может пострадать строительная отрасль. Подчеркивается, что отказ Швейцарии от соглашения о свободе передвижения может привести к ежегодным потерям в темпах роста ВВП в размере 0,2%. Keiser A. Le franc fort occulte les incertitudes sur les bilaterales. http://www.swissinfo.ch/fre/nuages-sur-l-%C3%A9conomie-suisse_le-franc-fort-occulte-les-incertitudes-sur-les-bilat%C3%A9rales/41254364

[12]Etwareea R. Suisse-Union europeenne: la douche froide.  http://www.letemps.ch/Page/Uuid/fcea09e2-ab18-11e4-8a14-18075d406251/Suisse-Union_europ%C3%A9enne_la_douche_froidesuissinfo.ch/rus

[13]Conclusions du Conseil relativesа un marchе unique elargi homogene et aux relations de l’UE avec les pays d’Europe occidentale non membres de l’UE. Session du Conseil Affaires generales. Bruxelles, 16 decembre 2014.

Conseil de l’Union Europeenne. Presse.

[14]http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cms_data/docs/pressdata/fr/er/146316.pdf.

inter-legal.ru


Смотрите также