Санкт-Петербург, м. Пл. Восстания,
ул. Гончарная, дом 13

+7 (812) 458-53-53

+7 (921) 771-65-11

4585353@mail.ru

В финляндии ученик может


14 доказательств того, что вы прямо сейчас захотите отдать своего ребенка в финскую школу

  • 11 научных открытий для тех, кто следит за своим здоровьем и питанием

  • 4 секрета, о которых не расскажет ваш мастер-бровист (И несколько полезных хитростей для красивых бровей)

  • 8 признаков того, что вы пережили старые отношения и готовы начать новые

  • 18 фото, которые доказывают, что в аэропорту может случиться все что угодно

  • 10 впечатляющих преображений, которые доказывают, что каждая женщина — красотка

  • 25 малышей животных, которые заставят улыбнуться даже суровых сотрудниц паспортного отдела

  • 8 простых признаков, по которым можно вычислить неверного партнера

  • 17 СМС-переписок, в которых самое интригующее — это финал

  • 11 способов использовать меньше косметики, но выглядеть при этом ярко и свежо

  • Как изменились 14 российских звезд со времен пика их карьеры

  • Дэниела Крэйга троллили за то, что он носит ребенка в «кенгурушке». За него вступились другие отцы

  • 10 популярных разводов в сети: проверьте, надежно ли вы защищены от мошенников в интернете

  • 16 советов, которые помогут родителям быстро и без скандалов приучить детей к порядку

  • 11 странных услуг, на которые люди готовы тратить деньги

  • 7 звезд, которые пожалели о разводе и еще раз сыграли свадьбу со своими бывшими

  • 25 человек, чьи фантазии были восприняты парикмахером слишком буквально

www.adme.ru

Разоблачение 12 мифов о школьном образовании в Финляндии - Образование сегодня

Успех бесплатного образования в Финляндии был большой темой для обсуждения в образовательных кругах за последний год. Мы уже упоминали об особенностях школьного образования в Финляндии и публиковали видео выступления известного специалиста в этой области.

Нина Смит, уроженка Финляндии, предложила разоблачить слухи, витающие вокруг финского образования. Нина – образовательный консультант, которая получила научную степень и право на преподавание в университете Ювяскюля в Финляндии. Она – опытный педагог, который обеспечивает учителей персонализированными инструментами, помогающих им расширять знания и создавать наиболее эффективные и эмоционально безопасные классные комнаты.

Понятно, что Нина не может рассказывать об опыте работы со всеми учениками и учителями в Финляндии, но она владеет полученным ей собственным образованием там, а также преподает там несколько лет; она имеет несколько важных событий и способна понять суть, чтобы поведать ее нам. На каждое утверждение Нина отвечала факт это, выдумка или и то и другое.

1) Учителям в Финляндии платят как докторам.

Вымысел. Начальная зарплата для учителя небольшая (около 40-50 тысяч долларов в год, примерно 3-4 тысячи долларов в месяц), но если это постоянный контракт, то они получают также оплачиваемое лето. Врачам платят больше, но, как правило, в Финляндии разница в зарплатах между профессиями небольшая (источник).

2) Профессиональному развитию придают большое значение в Финляндии и учителя рассматриваются как уважаемые специалисты.

Факт. Это двойной вопрос. Профессиональный рост рассматривается, как необходимый для учителей, но обычно они могут самостоятельно принимать решения относительно их профессионального развития. Простые учителя должны иметь научные звания, которые наиболее важны в образовании и незначительны в разносторонних школьных предметах, а также других незначительных выбранных предметах. Учителя – это часть научного сообщества и их мнение об образовании уважают. Обычно обучение – это выбранная карьера, а не стартовая площадка для чего-либо еще.

3) У учителей в Финляндии много самостоятельности в выборе потребностей студентов: государственный стандарт образования очень общий и не предписывающий.

Факт. Государственный стандарт образования содержит цели и основное содержание для различных школьных предметов, но школы и районы создают свои собственные учебные планы в рамках государственного стандарта. Учителя делают выбор, как помочь студентам достичь целей (источник).

4) У учащихся в Финляндии больше, чем один час перерыва в день.

Факт. По базовым требованиям для школьного образования должно быть 45 минут обучения/изучения и затем 15-минутный перерыв. Учащиеся первого и второго класса идут в школу на 4 часа в сутки и в это время включается 75 минут перерыва. Во время перерыва студенты выходят наружу, чтобы играть – и их поощряют за физическую активность.

5) В Финляндии нет никакого принудительного тестирования.

Факт. Учителям доверяют оценивать, что на их взгляд, лучше всего приносит пользу в обучении их студентов. Обратная связь в процессе обучения подчеркнута стандартным тестированием (источник).

6) Школа не начинается для финских детей до 7 лет.

Факт. Год перед школой называют дошкольным, и это добровольно для всех учащихся, а не принудительно для 6-летних. Предполагается, что там ученики научатся основам чтения, как учиться и как принимать участие в групповой деятельности.

7) Высококачественное раннее детское образование бесплатно в Финляндии.

Факт, и немного миф. Дошкольный (год перед началом школы) период относится к формальной системе образования и бесплатен. Те же самые требования, регулирующие также обучение 6-летних в школах, действительны в дневных центрах для 6-летних, а обучение в них - это выбор родителей, который часто зависит от их занятости. Каждый ребенок имеет право на высококачественное раннее детское образования, но бесплатно ли это - зависит от уровня дохода родителей. Раннее детское образование в большой степени финансируется, таким образом, самая высокая ежемесячная оплата за работу с детьми составляет 264 евро (350$) за ребенка в дневном детском центре.

8) В Финляндии нет никаких частных школ.

И то и другое. В Финляндии общее законодательство и для частных (финансируемые только государством) и для общественных (городом или государством) школ. В прошлом году было 85 частных школ в Финляндии, составляющие около 3% от всего учащегося населения.

9) Требуется родительское участие.

Вымысел. Родителей поощряют к вовлечению в образование их детей, но это не обязательно. Учащиеся очень независимы, включая дорогу в школу и домой, если расстояние меньше 5 км. Они идут или едут на велосипеде, или родители подвозят их.

10) В Финляндии нет никаких сообществ учителей, и это необходимо для лучшего образования.

Вымысел. На самом деле более чем 95% учителей являются членами профсоюза учителей (OAJ), который является составляющим Союз Объединений Профессионального и Старшего Руководящего Персонала в Финляндии (AKAVA). Но, отношения между школами, высшими должностными лицами образования и союзом конструктивны (источник).

11) Финские дети добиваются большего успеха в школе, чем ученики в других странах, просто потому что уровень бедности гораздо ниже.

Вымысел. Уровень бедности в Финляндии, конечно, ниже, но что действительно имеет значение в образовании - это объективность в совокупности с качеством. Вместо того, чтобы выдвинуть на первый план персональную работу и соревнование обучающихся, в Финляндии фокусируются на способности школ предоставить одинаково хорошее образование различным ученикам. Основное образование абсолютно бесплатно, включая: обучение, школьные материалы, школьную еду, здравоохранение, стоматологическое обслуживание, специализированное образование и корректирующее обучение. Финской особенностью является бесплатный горячий обед, который ежедневно предоставляется всем. Голодные студенты не могут учиться хорошо (источник).

12) Финский способ преподавания никогда не мог быть использован в других странах (например США), потому что население там более разнородное.

И то и другое. Никакая образовательная система никогда не должна копироваться в другой культуре, это точно так же, как никакая информация не должна быть общепринятой, но она должна усваиваться и/или приспосабливаться, чтобы стать пригодной. Но отдельные способы и практики по облегчению обучения отдельных детей и стимулированию сотрудничества и познанию могут легко быть переняты (источник).

Источник: http://thecornerstoneforteachers.com/2013/03/12-myths-about-education-in-finland-debunked.html

www.ed-today.ru

В Финляндии школьники изучают не предметы, а явления

 Финская школа: своими глазами

Стоило журналистам написать, что Финляндия отменила предметы в школах, и мир буквально сошел с ума. Новость перепечатали на всех языках мира, а толпы людей бросились выражать свое восхищение и непонимание. Что в действительности произошло в Финляндии можно было выяснить только одним способом: стать учеником самому.

 Автор: Александр Мурашев, «Другие новости»

Что я и сделал в школе Ressu в Хельсинки, раньше всех в стране применившей новый метод преподавания.Более того, в августе 2016 года в школе приняли еще более экспериментальную программу и уже сейчас можно понять, к чему она привела. Опережая события, я позволю себе спойлер: то, что я увидел, просто снесло мне голову.

Фото: Александр Мурашев

Начиная с этой строчки будет очень много слов, которые с трудом поддаются адекватному переводу на русский. Первое из них — само название новой методики. Финны называют ее phenomenon based learning, и в реальности школьники действительно изучают не предметы, а явления. Математика, история и прочая школьная классика никуда не делась, но уроков в традиционном понимании теперь действительно нет. Их место заняли «разделы» (units): в течение шести недель школьники изучают определенную тему с помощью разных дисциплин.

«Явлением может быть тема мигрантов, — объясняет мне директор школы Лина Лиусваара. — То есть — социология. К ней добавляется география: откуда приехали эти люди? Почему они приехали? Потом добавляется история: что произошло перед этим? Что может произойти дальше? Есть ли какие-то повторяющиеся события в истории человечества, когда люди перемещаются по миру в поисках прибежища? Сюда же легко добавить экономику: культуру еды, которую привозят эти люди вместе с собой. Ведь мы, финны, сами кочевники с берегов Волги. Сейчас у нас есть СМИ, и мы можем открыто об этом говорить. Семьсот лет назад у нас не было таких средств, но «явление» было: люди в поисках лучшего меняют место жительства. В этом и есть «феномен»: изучать не предмет, а смысл через предмет».

Школьники создают солнечную систему из упаковки для яиц и красок/ фото: Александр Мурашев

Перед моей одиссеей по школе, Лина чертит на листе что-то похожее на египетскую наскальную живопись. По сути, с этого рисунка начинается та самая революция, ради которой в эту страну приезжают перенимать опыт учителя со всего мира. Финны начали с нуля, ответив на самые пугающие вопросы нынешней системы образования: какая информация и знания нам сейчас могут действительно пригодиться в жизни? Как эти знания на нас влияют? Наконец, самый важный: для чего нужна школа в век, когда от информации тяжелее защититься, чем ее получить? «Это — голова ученика, — говорит Лина, расставляя в круге точки и соединяя их между собой. — Мы задаем этому миру вопросы и получаем на них ответы из самых разных источников. Ученики пытаются найти связь между тем, что они уже знают и той информацией, что приходит из внешнего мира.А учитель нужен для того, чтобы помочь эту связь найти. Скажем, мама чему-то меня научила. Затем я прочел об этом сам. Появляется связь. Затем об этом говорит учитель в школе. Теперь у меня есть полное понимание. Так появляется цельный «феномен».

Рисунок директора школы Лины Лиусваары/ фото: Александр Мурашев

Много раз позже я увижу это своими глазами: вопросы ученикам не задаются — они должны придумать их сами. А учитель помогает им прийти к собственным заключениям. Для финской школы именно в этом основа всего образовательного процесса. Школьные коридоры и стенки классов увешаны рисунками и табличками с нашими «запросами»: «Кто мы?», «Как это устроено?», «Как происходят изменения?». «Такой подход мы начинаем практиковать с первого класса, — рассказывает Лина. — Тема для всех одинаковая, но какие запросы они делают и как к ней подойти — дети решают сами. Вот это раздел четвертого класса. Сейчас тема «кто мы такие?». Каждый год подход к феномену меняется. В первом классе — это кто я такой? Откуда я? Каков мой родной город Хельсинки? Мои корни, откуда мои родители и ближайшее окружение, жил ли я в другой стране и как мы прибыли в Финляндию? Теперь же центральная идея — изменения, через которые проходят люди на разных этапах жизни, и как они влияют на то, как мы воспринимаем «себя». Физические, социальные, психологические изменения. Как вы себя воспринимаете? Как это влияет на ваши отношения с другими? Это ключевые концепции, платформа ученика. Начиная с пятого класса все идет еще глубже. Мы начинаем искать связи между вопросами, рассматриваем как вещи сочетаются определенным образом, больше и больше создаем сеть связей в своем мозгу».

Тема раздела “Кто мы такие” на стенке в школьном коридоре — так, чтобы родители тоже видели, что в этот самый момент проходят их дети/ фото: Александр Мурашев

Мигранты — тема хоть и актуальная, но не самая острая. В прошлом году восьмиклассники захотели обсудить вопрос абортов, что наверняка повергло бы в шок россиян, напуганных историями о сексуальном воспитании в западных школах. «Девочки объясняли дилемму внутри этого феномена: «в мире есть такое явление, как «аборт». Но что за ним стоит? Как мы принимаем это явление и как нет? — говорит Лина. — И дискуссия, и письменные работы на эту тему были глубокими. Учителя помогали детям правильно подойти к этическим дилеммам и ресурсам, которые они искали. На подготовку такой работы уходят недели. Это были не только эссе, кто-то делал презентации и видео. Рамок в выборе тем фактически нет — главное этика. А этично то, что ты сам считаешь хорошим и плохим, правильным и неверным».

Все как в жизни

Первый же шестинедельный раздел, который я вижу своими глазами — «механизмы и изобретения». «Это что-то вроде естествознания?» — пытаюсь я перевести финские инновации на понятный для классического школьного мышления язык. «Может быть, — отвечает Лина. — А еще это может быть искусство. История: как вещи вокруг нас развивались и менялись с древних времен. И главное — как эти механизмы и изобретения влияют на нашу повседневную жизнь».

Фото: Александр Мурашев

За что я готов устроить финнам стоячую овацию — так это за то, что абсолютно все получаемые в школе знания неразрывно связаны с реальной жизнью. Детям все время предлагают задать себе вопросы, что лично им дает каждый изученный раздел. В классе работы по текстилю (факультативное, но весьма популярное занятие как среди девочек, так и мальчиков) Лина наклоняется к восьмилетней школьнице, что-то увлеченно печатающей на iPad: «Не хочешь рассказать русскому журналисту мистеру Мурашеву, чем ты тут занимаешься?». На идеальном английском школьница рассказывает мне о том, что фиксирует свои ощущения от работы с «изобретением» — швейной машинкой. Записывает, что она чувствует в процессе выполнения работы, насколько легко ей это дается, как именно изобретение может пригодиться в жизни… Ее не смущает ни один из вопросов, который задает ей незнакомый человек с камерой наперевес. Но это отсутствие благоговения перед учителем и стеснения перед посторонними вообще объединяет всех школьников в Ressu. Здесь ощущается вежливое и уважительное отношение, но нет затравленных взоров в сторону директора. Учителя и ученики общаются на равных: дети могут называть взрослых по имени, свободно с ними советоваться и перешучиваться. «Есть ли кто-то, кто не хочет фотографироваться для материала о финском обучении?», — спрашивает у детей Лина. Этот вопрос будет повторяться в каждом классе и каждый раз дети будут давать взвешенные ответы (откажется только три ребенка). Может, в этом общении на равных с детства и скрывается секрет того, что в разговорах со мной школьники выражали мысли глубже и мудрее, чем многие мои тридцатилетние знакомые.

Вот он, ответственный момент работы на уроке:

На другом из уроков третьеклассники изучают новые слова на английском: reuse и recycle (повторное использование, вторичная переработка). Тема раздела, который они проходят в течение шести недель — разумное использование природных ресурсов. С первых классов дети узнают о влиянии наших действий на окружающее пространство. В процессе языковой практики учительница Анна Харт рассказывает им о том, что используемые нами бумажные полотенца на самом деле сделаны из дерева. После чего детей побуждают самих искать причинно-следственные связи: как наши действия могут помочь уменьшить количество мусора на планете и сэкономить драгоценные ресурсы? За неделю до моего визита у детей была горячая дискуссия на эту тему и все выступали со своими предложениями. Так, для начала школьники сами решили разрезать бумажные салфетки надвое, а затем придумали сшить вместо них полотенца из ткани. Все просто: зачем тебе новое слово, если ты не понимаешь что за ним стоит? И зачем тебе новые знания, если ты не понимаешь, как применить их в реальной жизни?

Дети сидят в круге, учительница Анна Харт вместе с ними/ фото: Александр Мурашев

«Говоря о вторичном использовании и переработке мы обсуждаем материалы, которые используют люди, — говорит Анна. — Дети изучают их, описывают ощущения, проводят собственные тесты — например, на водонепроницаемость. А потом мы вместе разбираем результаты в классе. В пример приводятся игрушки: какие материалы используются для их создания? В качестве задания дети приносят старые игрушки из дома и составляют план как их можно использовать вторично — например, перекрасить или сделать из них что-то новое».

Во время урока дети сидят на ковре в круге, а учительница — рядом с ними. Когда школьники начинают слишком громко между собой общаться, Анна переходит на шепот. «Я поняла, что это более действенный метод для привлечения их внимания, чем повышать голос», — объяснит мне она позже. Еще один элемент — наушники для каждого ребенка. Как только кто-нибудь из ребят в классе чувствует, что его отвлекают звуки, он просто надевает звуконепроницаемые наушники и удаляется для самостоятельной работы. Так, один очень серьезный мальчик взял их и целиком погрузился в процесс шитья полотенца.

Фото: Александр Мурашев

Почти каждой фразой Анна обращается к детям, побуждая их выносить собственные суждения. После занятий она показывает мне конспект того, как проходят занятия: Анна старается фиксировать, какие вопросы дети задают, к каким выводам приходят и как это влияет на обучение. «Я делаю это, чтобы они видели: от личного вклада каждого выигрывают все, — говорит Анна. — И еще я поняла, что детей прекрасно мотивирует принятие собственных решений. Даже если я придумала какую-то идею, куда действеннее, если они додумаются до нее сами. Я могла бы предложить им сшить эти полотенца, потому что сама считаю это более экологичным способом вытирать руки. Но они дошли до этой мысли в процессе бурной дискуссии. У нас до сих пор есть школьники, которые просят им сказать, что делать. Но наша цель в том, чтобы ребенок сам осознал свои навыки и таланты, сам понял как их можно использовать. Когда я училась в школе, все было иначе. Самым важным считались академические успехи и вам не нужно было быть независимым мыслителем. Не нужны были социальные навыки или понимание как делиться мыслями с другими. Вы должны были просто слушать учителя и делать так, как он говорит. Но когда вы заканчиваете школу, что вы можете сделать с таким багажом? Особенно учитывая, что мы не знаем, какие профессии будут у этих детей через много лет. Возможно, еще будут учителя и врачи, но все остальные виды деятельности могут совершенно отличаться».

Даже если ученик отказывается отвечать на какой-то вопрос учителя, это остается его выбором — и преподаватель его уважает:

Видео: Александр Мурашев

Перед уходом я подмечаю еще один момент: Анне приходится буквально уговаривать детей выйти на переменку и побеситься на улице. Многие школьники просят у нее разрешения остаться в классе и продолжить работу.

Шитье полотенец — часть обучения в рамках раздела “Разумное потребление ресурсов”/ фото: Александр Мурашев

«Сегодняшние первоклассники будут работать через двадцать лет, когда мир будет совершенно другим, — подтверждает позднее Лина. — Мы не знаем, какие предметы или знания будут нужны через пятьдесят лет, когда сегодняшние школьники еще еще будут активно работать (в Финляндии мы выходим на пенсию в возрасте 70 лет). Правда в том, что обучение через «традиционные предметы» не отражает настоящую жизнь. Попадая в какой-нибудь новый город мы не идем в уме за разделом «история», доставая все свои знания по этой дисциплине. Нужно очень точно понимать какая информация действительно потребуется во взрослой жизни. Например, я не помню названия растений или птиц у себя во дворе. Но к счастью, на этот случай у меня под рукой есть интернет. Да, некоторые вещи не так легко освоить в пятьдесят лет: скажем, выучить язык. Поэтому школа — правильное место для изучения языков и взаимодействия с их носителями. Точно также в школе вы узнаёте, как устроена базовая математика, но вам необязательно зубрить интегралы. Я учила их тридцать пять лет назад, когда они были нужны для подготовки к экзамену. Но с тех пор я их ни разу не использовала. Так зачем мне тратить столько времени на вещи, которыми я никогда не воспользуюсь в жизни?».

Запросы на стенках класса/ фото: Александр Мурашев

Формулы и интегралы заменило понимание причин и следствий каждого решения в нашей жизни. В этом смысле у классических школьных предметов появляется конкретная цель: если вы станете политиком, вам потребуется изучить историю и узнать последствия определенных поступков. «Детям нужно научиться самому процессу обучения — так, чтобы во взрослой жизни они всегда могли адаптироваться к новому. — говорит Лина. — Они должны уметь работать друг с другом и быть открытыми самым разным людям: разного цвета кожи, с разными ограничениями… ведь эти люди вокруг нас. Они должны знать об экологичных решениях, ведь у нас на всех только одна планета и нам нужно жить соответственно».

Фото: Александр Мурашев

Навязшее в зубах и донельзя исковерканное понятие «толерантности» в финской школе носит такой же прикладной характер: три часа в неделю у семиклассников проходят уроки экономики. Практические занятия проводятся… на кухне. Дети готовят вместе еду, а затем вместе ее едят. Я замечаю девочку в хиджабе, которая бок о бок с финнами готовит какое-то блюдо. Знакомство с другими культурами через еду и традиции сервировки блюд — часть обучения через явления. «Восприятие международных элементов — один из процессов обучения, на которой мы делаем упор, — говорит Лина. — Детям нужно понимать и уважать, что не все в мире одинаково. Выезжая за пределы страны, они увидят, насколько отличается мир». Единственный вопрос, который у меня остается — как все это связано с экономикой? Оказывается, в рамках раздела у школьников есть один предмет на выбор — и они решили «создать» кафетерий. «Теперь им нужно рассчитать финансовые затраты, определить какие ингредиенты закупать, по каким ценам продавать и как выйти на прибыль, — говорит Лина. — Фактически, они тренируются друг на друге».

Совместное обучение — важная часть «изучения явлений»: в процессе занятий один ребенок может обучать другого. «Вспомните старомодный класс — учитель перед детьми, сидящими в ряд. Нам бы хотелось видеть, как дети сотрудничают в группах. Мы называем этот метод коллаборативным обучением, — рассказывает Лина. — Эта возможность поделиться знаниями с другими отлично ложится в концепцию обучения на основе феноменов. Так мы создаем больше связей в уме».

Впрочем, часть увиденных мной занятий все еще проходит в той самой «старомодной» манере. «В прошлом есть много хорошего и мы не хотим это просто так отбрасывать, — объясняет Лина. — Школа, которую мы хотим видеть — это комбинация нового и старого. Если какие-то приемы из пролшлого работают — не нужно от них избавляться просто из принципа. Поменяйте их так, чтобы было лучше ученикам. Но не лучше системе образования, не лучше школе как институту. Потому что школа — это дети. По крайней мере, я это вижу именно так».

В перерыве между занятиями я чувствую себя Болтуном Кинтом в «Обычных подозреваемых»: сижу в учительской, внимательно изучая стены и запоминая информацию. Старая истина: все складывается из мелочей. Вот на стенке результаты преподавательского коллоквиума по психологическому самочувствию каждого из учеников. Вот список детей, у которых диабет — с фотографиями и рекомендациями по питанию. А вот фотография девочки, у которой аллергия на укусы пчел и подробная инструкция, что делать в случае анафилактического шока (лекарство для нее всегда есть в учительской). «Это муниципальная, не частная школа», напоминаю я самому себе.

Записка на стене от учителя: “Дорогие ученики, я верю в вас. К вам прислушиваются, о вас заботятся. Вы важны. С любовью, миссис Харт” / фото: Александр Мурашев

В тот день я увижу еще много уроков. Изучающие солнечную систему второклассники будут создавать планеты из яичных упаковок и красок. Темой раздела окажется вращение земли и влияние этого явления на смену сезонов и на всех живых существ. Группы детей создавали свои модели (каждая группа — свою планету), а потом рассказывали классу о собственных открытиях. В каждой группе ученики распределялись по ролям: один — лидер, второй — писатель, фиксирующий процесс. Третий отвечает за все материалы. А четвертый следит, чтобы все было сделано вовремя. В качестве другого раздела дети проходят то, как безопасно делиться своей информацией в интернете — своеобразный онлайн-этикет. К слову, у школьников есть своя интернет-платформа, где к их блогам есть доступ только у одноклассников и родителей. Считайте это тренировкой перед осознанным вступлением во взрослый мир «Фейсбука».

Вот одна из групп создает солнечную систему:

Напоследок настоящим ударом под дых для меня станет урок труда — вернее, как здесь это называют, «мастерство». Такие занятия начинаются с восьмого класса: они факультативны, но отбоя от желающих заниматься нет. Хватит нескольких минут, чтобы понять причину популярности этих уроков: трудно удержаться от зависти, когда видишь, что у этих школьников нет абсолютно никаких рамок того, что они могут создать. Огромный сварочный и лакокрасочный цех, набор инструментов во всю стенку, 3D-принтеры — размаху позавидовала бы IKEA.

Лакокрасочный цех/ фото: Александр Мурашев

Перед уроком длинноволосый восьмиклассник показывает мне сделанную им электрогитару — с дизайном, который разработал он сам. «Это факультативный курс, поэтому я не собираюсь говорить им что сделать. Я хочу, чтобы у них была свобода. — рассказывает мне учитель Пааво Пелтомаа. — Я прошу их сделать какие-то обязательные вещи только первые два года. Какие? Дверной звонок, радио, аудиоколонки, настенные часы…». Пааво показывает мне усилители звука с разным дизайном, которые создавали школьники. Дети могут делать что-то в одиночку, а могут объединяться — если проект большой и интересен кому-то еще из одноклассников. При мне одна из девочек с азартом занималась сваркой огромного педального веломобиля — из тех, что ездят по городским паркам. Задача учителя — обеспечить возможность и безопасность процесса. А еще ненавязчиво разряжать атмосферу. «Я бы повесил такую вещь дома, — говорит Пааво, любуясь очередными дизайнерскими настенными часами. — Когда автор этих часов придет ко мне их забирать, я скажу: «Прости, они где-то потерялись». Я бы не удивился, если бы кто-то выложил за эти часы круглую сумму на аукционе».

Учитель Пааво Пелтомаа показывает сделанную учениками колонку. Дизайн тоже создан школьниками/ фото: Александр Мурашев

«Мы могли бы заканчивать свои проекты раньше, просто мы ленивые, — объясняет мне другой школьник во время экскурсии, которую сам же решил мне провести. — Я вот закончил колонку, но мне не понравился дизайн — так что я его переделал. Это маленький проект, на один-два месяца». Так я и провожу остаток вечера в финской школе — за обсуждением достоинств и осмысленности обучения. С четырнадцатилетними ребятами.

Это — лишь десять процентов пространства и оборудования:

Видео: Александр Мурашев

«Хотел бы я чтобы у меня в детстве была такая школа», — вздыхаю я, выходя из очередного кабинета. «Да… Я тоже», — говорит мне ее директор Лина. Даже домашние задания (которые, вопреки популярным слухам, в Финляндии все-таки есть) отличаются от того, к чему мы привыкли. И дело не только в том, что школьники могут выбрать день, когда его сделать. «Весь вопрос почему им дается работа и какая именно, — объясняет Лина. — Это может быть интервью. Или помощь маме по работе на кухне: скажем, вынести мусор. Успех измеряется тем, насколько ребенок помог маме. На уроках истории школьникам задают узнать, как жили их бабушки в пятидесятые, какой в то время была школа. Им нужно сравнить и оценить как изменилась система образования, как учеба помогла семье создать что-то большее. Или это может быть два-три простых математических примера, просто чтобы поддерживать практику. Ничего больше. Если вы спросите школьников, они скажут: я делаю домашнюю работу максимум 20 минут. Или иногда даже так: «Если я делаю работу, то на это уходит не больше двадцати минут».

В этом еще один, совсем простой, но невероятно важный секрет финской школы. Прямо сейчас все больше родителей в мире обвиняют школу в том, что за подготовкой к экзаменам и кучей домашних заданий дети лишаются главного — своего детства. «У детей есть возможность учиться за пределами школы, — говорит Лина. — Эта учеба — их социальная жизнь и семья. Я как директор хочу, чтобы дети проводили время с родителями. Мама и папа — это не просто люди, которые приводят детей в школу, они участвуют в их жизнях. Вполне достаточно хотя бы спросить как прошел твой день в школе. Покажи свой интерес, но не встревай. Сейчас их очередь учиться, не твоя».

Дерево — метафора формирования нашей личности/ фото: Александр Мурашев

По результатам международной программы по оценке качества обучения PISA финские школы остаются в первой пятерке сильнейших. Но за этими результатами в Ressu никто не гонится и никто им не следует. С оценок и соблюдения школьной программы всю систему развернули в сторону самого ученика и его собственное познание мира — решение, которое лично у меня вызывает настоящее восхищение. «Технологии меняются, но школьная система осталась фактически неизменной с шестнадцатого века, — говорит Лина. — И мы должны постоянно бросать этому вызов. Зачем нам нужны школы как институты? На мой взгляд, нам все еще нужно собирать детей вместе, потому что они должны учиться друг у друга. Это правило коммуникации — ты не можешь научиться чему-то только при общении с людьми старше тебя на тридцать лет. Сейчас мы смотрим в будущее: будут ли в нем дети все еще ходить в здание, которое называется «школой»? Или школа просто останется понятием, некой платформой, в которую ты можешь выходить из любого места с помощью очков виртуальной реальности?».

Я не знаю, верный ли ответ на вопрос «для чего нужна школа» нашли в Финляндии: это мы увидим через те самые двадцать лет, когда сегодняшние финские школьники будут создавать совсем другой мир. Но я уходил из школы Ressu с очень сильным ощущением: предложенные здесь ответы остаются для меня одними из самых убедительных.

Рекомендуем:

nordicdesign.ru

Мифы и правда о финских школах

Финское школьное образование в последние годы вызывает огромный интерес в России. Высокие результаты финских школьников в международных рейтингах сделали его предметом внимательного изучения и даже зависти. О финских школах ходят легенды, ими восхищаются, о них пишут в блогах и снимают видеосюжеты.

Но действительно ли все так радужно, как пишут в СМИ и интернете?

Главный редактор портала Материнство Анна Хрусталева приняла участие в образовательной поездке в Хельсинки, чтобы поближе познакомиться с системой финского образования и изучить слагаемые успеха. Но, погрузившись в тему на практике, пришла совершенно другим выводам, чем могла ожидать.

Считается, что финское образование базируется на семи «китах», которые обеспечивают его успех: равенство, бесплатность, доверие, самостоятельность, индивидуальность, практичность, добровольность. Остановимся в каждом из них подробно.

Схема системы образования в Финляндии

Равенство в финских школах – правда или миф?

Принцип равенства распространяется на все: школы, учителей, учеников, родителей и школьные предметы.

Официально считается, что все школы одинаково хороши и учиться можно в любой, лучше всего ближайшей  к дому. Никаких рейтингов школ не существует.

При поступлении в школы не проводится тестирование, в школу можно прийти, не зная букв, не умея читать и считать.

Учителя и ученики равны, поэтому к учителю обращаются по имени и на «ты» (этот момент более всего поразил моего сына, попавшего на урок русского языка у финских третьеклассников).

С первого по девятый класс ученики пишут карандашом, в любой момент могут стереть и исправить написанное. Учитель проверяет их работы тоже карандашом. И ученики могут стереть то, что написал учитель!

Все школьные предметы одинаково важны, поэтому классов и школ с углубленным изучением какого-либо предмета не существует. Однако в старших классах (8-9)  индивидуальные склонности учащихся все же учитываются: у них есть возможность дополнительно взять 4 предмета по выбору.

Принцип равенства также подразумевает равные права на получение образования для всех учеников, независимо от их физических и интеллектуальных особенностей.

Финские школьники пишут карандашом

А на самом деле?

На самом деле школы, конечно, разные. Хотя бы потому, что они находятся в разных районах – одна среди элитного жилья, где живут обеспеченные люди, другая на окраине города, где в небогатых кварталах проживает большое количество мигрантов. Кстати, в Хельсинки очень много беженцев из Сомали, которых Финляндия принимала с 1990 года (сомалийцы составляют 0,4% населения страны).

Официальных рейтингов школ нет, но «сарафанное радио» никто не отменял. Кроме того, многие средние школы объединены с lukio (лицеем), куда ребята поступают после 9 класса. А вот у lukio как раз есть рейтинг, по нему абитуриент выбирает, куда пойти учиться. Неудивительно, что данные этого рейтинга ассоциируются и со школами. Так, школа SYK считается одной из самых сильных в Хельсинки, поскольку лицей SYK занимает второе место в рейтинге lukio. На первой строчке рейтинга – лицей Ressu, соответственно и школа Ressu считается элитной.

Отбор в школы не проводится, но в детских садах есть тестирование готовности к школе, которое обязательно для всех, если только детский сад не отказался от его проведения. Тест длится три часа без перерыва и включает большой объём заданий, с которыми дети, не привыкшие заниматься дольше часа, не могут справиться. Целесообразность этого теста подвергается сомнению в финской прессе.

Вышеупомянутая школа SYK проводит набор учеников в 3 класс по итогам большого и сложного письменного теста (1 и 2 классов в этой школе нет). Так что тестирования и отборы все-таки бывают.

Финские школьники ездят в школу на такси

Бесплатность образования в финских школах – правда или миф?

Образование в Финляндии бесплатное, это действительно так. Более того, бесплатно питание в школах, бесплатны учебники, тетради, учебные пособия и карандаши. Каждому школьнику бесплатно предоставляют планшет или ноутбук, который можно брать домой.

Если ученик живет дальше 2 км от школы, его бесплатно обеспечивают проездным билетом. А если он не может пользоваться общественным транспортом (например, ребенок-инвалид или просто живущий далеко от школы в сельской местности), его бесплатно возят в школу на такси.

Школьная форма не нужна, ходить можно в чем угодно. Сменная обувь тоже не обязательна, большинство детей ходит по школе в носках. Поэтому перед началом занятий (которое приходится на один из дней в середине августа, единой даты нет) родители не носятся по магазинам с вытаращенными глазами. Покупать вообще ничего не нужно.

А на самом деле?

На самом деле школьная система финансируется, разумеется, из средств налогоплательщиков. А налоги в Финляндии жесткие. Начать с того, что прогрессивный подоходный налог пожирает значительную часть зарплаты.

Вот рассказ одного отца: «Сын на уроке в 9 классе решал задачу: учитель получает зарплату 3200 евро в месяц и платит налог 19%, директор школы получает зарплату 5200 евро и платит налог 32%. На сколько больше получает директор? После того, как сын решил, он прибежал к нам и говорит: не понимаю тех, кто хочет работать директором школы!

Я привёл пример задачи по математике в финской школе. Это о примерном уровне зарплат и получаемых денег. Но коммуналка дороже в разы! И дополнительные налоги выше в разы: за одну машину (двигатель бензин 2000 см3) дорожный налог 250 евро в год».

В приведенном примере директор все-таки получает на руки больше учителя (разница в зарплате составляет 944 евро). Но бывает и так, что после повышения зарплаты за счет возросшей ставки налога работник начинает получать меньше, чем до повышения.

Кстати, бесплатны в Финляндии только школы, лицеи и университеты. А детские сады оплачивают родители, и стоит это недешево: пребывание в группе пять дней в неделю с 8:00 до 16:45 обойдется родителям в 1000 евро в месяц.

Финские школьники решают примеры на планшете

Доверие (отсутствие контроля) в финских школах – хорошо или плохо?

Доверие подразумевает отсутствие контроля. В финских школах нет спускаемых сверху контрольных и проверочных работ. Школы не обязаны отчитываться перед вышестоящими инстанциями (огромное число контролирующих инстанций в сфере образования упразднили ещё в 1970-е годы). Никто не сравнивает учеников между собой, не составляет рейтинги школ. Не проводит срезы успеваемости, не отслеживает поступление выпускников в престижные лицеи, институты и университеты. Такая система позволяет избавиться от бюрократии, снимает с учителей и школ массу бумажной волокиты. Высвобождается время для главного – учебного процесса, работы с детьми.

Учителя в финских школах – профессионалы высокого уровня, со степенью магистра как минимум. Педагогам дана полная свобода в выборе методов обучения. Каждый учитель может самостоятельно составить учебную программу заниматься по ней. Он сам же составляет тесты по пройденному материалу. Тестирования проводятся довольно часто, но они имеют своей целью не сравнение учеников и оценку успеваемости, а проверку, насколько хорошо усвоен материал, где остались пробелы и какие моменты нужно отработать дополнительно.

А на самом деле?

В теории все это звучит прекрасно, а вот на практике случается по-разному. Далеко ее все учителя рвутся писать собственную программу. Ученица одной из лучших школ Хельсинки рассказывала: «Не хочу, чтобы наша учительница английского выходила из декрета. Она делит учеников на пары, велит читать параграф и задавать друг другу вопросы, написанные после него. Это скучно. А сейчас ее замещает другая, она разговаривает с нами на английском и дает интересные задания».

Слепое доверие к учителю и полная свобода преподавания приводит еще и к тому, что учителя старших классов наталкиваются на пробелы в знаниях, допущенные в предыдущие годы. Пример: учитель объясняет, как вычислить площадь сегмента, а ученики не знают название частей круга.

Программа по математике вообще построена неравномерно. Семь лет школьники упражняются в четырех арифметических действиях, зато в 8 классе уровень сложности возрастает стремительно. Впервые вводится понятие неизвестных, появляются уравнения и системы уравнений, возведение в степень и извлечение корня и т.д.

Финские школы имеют большие спортивные площадки и много зелени вокруг.

На фото - школа Viikinmäen в Хельсинки, построенная в 2015 году

Самостоятельность как принцип воспитания финских детей

В детском саду финские дети очень много гуляют. В их расписании две прогулки по три часа каждая. Во время прогулок дети часто ездят на общественном транспорте, в том числе на другой конец города с пересадками. Мы много раз наблюдали группы из 10-12 детей в светоотражающих жилетах, под руководством двух-трёх взрослых направляющиеся в музей, в парк, играющих у водопада. В Хельсинки не держат дошколят за заборами, их активно знакомят с городом. И в том числе с транспортом, так что к первому классу они могут перемещаться по городу самостоятельно.

В школах тоже заботятся о том, чтобы дети много бывали на воздухе. Каждая перемена проходит на улице, независимо от погоды (и желания детей), также и уроки физкультуры.

Финские школьники сами решают, что хотят съесть

Еда в школьной столовой простая и здоровая: хлебцы, овощи, биточки, рыба или мясо. Из напитков – молоко, кефир и вода. Школьная столовая устроена по принципу «буфета» (финский аналог нашего понятия «шведский стол») – каждый ребенок берет себе то, что хочет, и в том количестве, в каком хочет. Детей приучают не брать лишнее, чтобы не выбрасывать еду. Лучше сходить за добавкой. На выходе из столовой стоит электронное табло для оценки обеда: насколько было вкусно.

Финские родители не помогают детям с домашним заданием, и даже не контролируют его выполнение. Это не принято среди родителей и не поощряется школой. Если у ребенка возникают проблемы с учебой, решает их школа, а не родители.

Честно говоря, по этому пункту придраться не к чему. Я за то, чтобы внедрять в наших школах все: перемены на воздухе, шведский стол в столовых и учебу без участия родителей.

Финские школьники много занимаются творчеством

Индивидуальность

Если ребёнок не справляется с некоторыми заданиями, проболел, отстаёт по какому-то предмету, ему оказывают помощь – дополнительные занятия, домашнее задание, объяснение пропущенного материала.

Финская школа заточена на помощь отстающим. Неуспевающего ребенка не клеймят позором и не стыдят на классных часах и родительских собраниях (на собраниях вообще не обсуждают успехи детей, там решают более общие вопросы).

С ними занимаются дополнительно (эти дополнительные часы педагогу оплачивает государство). Им могут назначить тьютора по какому-то предмету (например, если у ребенка плохо с математикой, на эти уроки тьютор будет брать его к себе для индивидуальных занятий). Наконец, их могут на время перевести в коррекционный класс. Кстати, все иностранцы, не владеющие финским языком, сначала попадают в коррекционный класс, где с ними занимаются в маленькой группе (4-5 человек) на протяжении года или даже дольше, пока они не смогут влиться в обычный финский класс по своему возрасту.

Детям с тяжелыми отставаниями в развитии или ментальными отклонениями разрабатывают индивидуальный учебный план, так что даже они могут окончить школу на доступном им уровне.

А на самом деле?

Но и тут есть оборотная сторона. Тьютора предоставят только в том случае, если у школы есть ресурсы для этого. А они есть не всегда, особенно на фоне начавшегося сокращения финансирования.

Финские учителя пишут не мелом, а фломастерами

Практичность

Наверное, многие из нас в детстве задавались вопросом: «Зачем мне это изучать? Разве это пригодится мне в жизни?» Многие слышали подобные вопросы от своих детей. И наверняка попадали в неловкое положение, не зная, что ответить.

Если в российской школе дети часто «проходят» совершенно абстрактный материал, то в Финляндии школьники изучают прежде всего то, что нужно в реальной жизни.

Вот пример задачи по математике: «Маша живет в 2 км от школы, а Петя в 5 км. На каком расстоянии друг от друга живут дети?» Российский школьник от такой задачи скорее всего растеряется, ведь не сказано, в каком направлении находятся дома детей. А финским детям такие задания дают для того, чтобы они, поразмыслив, определили, что ответ будет не числом, а областью значений – от минимального до максимально возможного.

Финские школьники очень любят готовить

Самый популярный у финских школьников предмет – домоводство. В 7 классе им занимаются все – и мальчики, и девочки. А в 8 и 9 классах его можно изучать по выбору, и многие отдают ему предпочтение. Учатся готовить, изучают кухню разных народов. Кстати, традиционно «мужским» трудом занимаются и девочки тоже: работают на станках, мастерят полезные в хозяйстве вещицы (табуретки, ковшики для сауны).

Старший воспитатель в финско-русском детском саду: «Мы не учим тому, что не пригодится в жизни»

Выпускники финских школ свободно владеют английским языком. Языковая среда окружает их в жизни (все англоязычные фильмы по телевизору идут без перевода, с финскими субтитрами). Чтобы преодолеть языковой барьер и увеличивать словарный запас, учителя используют открытые вопросы, на которые нельзя дать односложный ответ (да или нет), а необходимо рассуждать, объяснять.

Этот же принцип применяется и в других дисциплинах. Например, учитель задает вопрос: «Почему рыба не может жить вне воды?» - и дети начинают размышлять, искать ответы. На уроках в финской школе детям дают не готовые решения, а мотивируют на самостоятельный поиск.

А на самом деле?

На верхней ступени средней школы (в лицее) тоже оказываются студенты, имеющие проблемы по одному или нескольким предметам. Чаще всего это иностранные языки и математика. Причем проблемы по математике порой доходят до смешного: студенты профессионального училища (отделение туризма) испытывают проблемы с переводом евро в доллары, не умеют составлять пропорцию. И даже тем, кто сумел поступить в лицей, требуется тьютор, чтобы разобраться с этих несложных математических действиях.

Финские школьники ходят по школе в носках

Добровольность в финской школе – каков результат?

Финские родители с малышами не занимаются. Они не учат их читать, не показывают развивающих книжек, не обучают счету. Считается, что все это ребенок освоит в школе.

В детском саду тоже нет никакой «подготовки к школе», а на коротких ежедневных занятиях дети занимаются творчеством (лепка, рисование, аппликация, пение) и физкультурой. Букв не изучают, считать не учат, во всяком случае, нет специальных занятий для этого, хотя развивающая среда имеется – на стене висит алфавит.

В подготовительном классе (который обязателен для всех детей 5-6 лет) дети выполняют очень простые задания, наподобие «найди лишнее» среди четырёх синих и одного красного шарика.

Финские школьники могут сидеть на полу или даже в картонном домике

Сидеть за партами в финских классах не обязательно. Хочешь – сиди на полу, хочешь, в картонном домике. Можешь забираться с ногами на стул – нет проблем. Хочешь покачаться на стуле? Не выйдет, конструкция стула не позволяет на нем раскачиваться (мой сын лично проверял).

В начальной школе, с 1 по 4 класс, оценок нет. В личном кабинете ученика есть шкала с градациями от «надо ещё тренироваться» до «отлично поработал», на которой учитель отмечает персональные достижения ребенка за каждый урок. С 5 класса появляются оценки по 10-балльной шкале, но учеников не делят на отличников и троечников, избегают любой соревновательности. Дети не знают оценок друг друга, все выставляется в электронном дневнике, куда есть доступ у ученика и его родителей.

Если ребёнок не хочет заниматься, его не заставляют. Не сделал сегодня – сделает завтра. Детей не пугают двойками, ЕГЭ и профессией дворника. Хочет слушать учителя – слушает, не хочет – не слушает. Дворники стране тоже нужны.

Больше всего меня интересовал вопрос, как при столь свободной системе у детей хватает мотивации учиться. Не то чтобы я считаю возможной учебу только из-под палки, но по опыту знаю, что отсутствие рамок и обязательств расхолаживает и мешает достичь сколько-нибудь значимого результата.

На этот вопрос нет однозначного ответа. Я видела детей, которые не торопясь брели в школу, уткнувшись в телефон, между тем как занятия начались минут 10 назад. Я слышала от нескольких учеников разных школ, что школу они терпеть не могут. Слышала и восхищенный рассказ ученицы пятого класса, переехавшей в Финляндию меньше года назад, о том, что в финской школе учиться очень здорово и гораздо легче, чем в российской.

Финским школьникам все выдают бесплатно, от карандаша до компьютера

Учеба в финской школе – это обучение без стресса. Психологи предупреждают, что на фоне страха и стресса познавательные способности мозга блокируются. К сожалению, в российской школе много моментов, вызывающих стресс: страх двойки, боязнь контрольной работы, запугивание ЕГЭ. В финских школах всего этого нет. Казалось бы, познавательные способности должны активизироваться, а успехи – зашкаливать. Но на самом деле это не так.

Финская школа нацелена на подтягивание слабых и отстающих детей до среднего уровня.

Повсюду, от Управления образования Хельсинки до школы на окраине города, нам говорили, что система прилагает максимум усилий, чтобы помочь детям, имеющим трудности с учебой. Разработана целая система, от разовых дополнительных занятий до индивидуального учебного плана, чтобы дать возможность всем освоить программу в минимальном объеме.

А вот для сильных детей возможностей развития почти нет. Если только родители не озаботились поступлением в продвинутую школу и дополнительными занятиями (например, с помощью приложений и интернет-сайтов).

Сами учителя и директора школ признают наличие такой проблемы и необходимость ее решения.

Дата публикации 27.11.2018 Автор статьи: Анна Хрусталева

materinstvo.ru


Смотрите также