Санкт-Петербург, м. Пл. Восстания,
ул. Гончарная, дом 13

+7 (812) 458-53-53

+7 (921) 771-65-11

[email protected]

Русские в южной корее


Что русскую девушку взбесило в Южной Корее

Молодая русская студентка живет и учится в Южной Корее. Это высокоразвитая индустриальная страна со своей специфической культурой. Девушка старается привыкнуть к жизни здесь, но далеко не все ей здесь нравится.Продукты питанияВ Южной Корее, или Чосон, как называют эту страну сами корейцы, бывает трудно найти некоторые продукты, привычные для обычного россиянина. А если они и есть, то стоят очень дорого. Например, здесь не найдешь некоторых круп, например гречневой или манной. Не продают в этой стране также кефир. Русские любители этого напитка, живущие в Корее, делают его сами из закваски. Твердые сыры – тоже дефицит, продаются только плавленые. Фрукты очень дороги, поэтому люди активно употребляют поливитамины.Но местная кухня отличается богатством и разнообразием. Корейцы очень серьезно относятся к еде, ведь это основа жизни. На столе должно быть много блюд. Обязательно присутствуют рис и кимча (квашенные острые овощи). На праздники готовят суп из водорослей. И еще они пьют много кофе.

Отношение к алкоголю

Корейцы много и часто употребляют алкоголь. В России бытовое пьянство не так распространено, как в этой стране. Пить соджу (местную водку) после работы каждый день – это в порядке вещей. Если начальник приглашает подчиненных в бар, отказаться нельзя, иначе можно испортить отношения. Да и на выходных тоже неплохо бы выпить. С девушкой в бар зайти и пропустить по стаканчику – тоже обычное дело.

Взаимоотношения полов

Россиянка заметила, что корейский парень скорее незаметно исчезнет, чем станет выяснять отношения. Она привела в пример рассказ своей подруги, которая поведала ей о своем свидании с корейцем. Он сводил ее в кино, они прогулялись по городу, но потом он просто исчез и перестал отвечать на звонки. И это не единичный случай, когда разрыв отношений происходит таким образом.В некоторых клубах местные парни ведут себя, как бабуины, стараясь потискать понравившуюся им незнакомую девушку. Это прям бесит. Девушкам носить блузки с глубоким вырезом – табу. Иностранкам это еще позволено, но девушке азиатской внешности с декольте обязательно сделают замечание пожилые прохожие. При этом надевать мини-юбки или укороченные шорты вполне допустимо.

Стандарты красоты

Если вы решите позагорать у реки или на полянке в парке, на вас будут смотреть с большим удивлением, возможно, даже будут фотографировать, как какую-то диковинку. Корейцам непонятно желание получить загар. Ведь там, наоборот, все стараются, чтобы кожа была как можно светлее. Даже купаться в открытых бассейнах и водоемах стараются в футболках и шортах.Корейцы, особенно молодые, стараются стать похожими на европейцев. Для них европейский тип внешности – идеал красоты. Для этого многие даже готовы идти на пластические операции: менять форму носа, разрез глаз, осветлить кожу.Кроме того, они большое внимание уделяют белизне и чистоте зубов. Корейцы носят с собой зубные щетки и пасту, чтобы иметь возможность почистить зубы несколько раз в день. Даже в общественных туалетах можно найти одноразовые зубные щетки.

Работа и образование

Наша русская студентка сетовала, что очень сложно вытащить кого-нибудь из местных знакомых просто «потусить». Дело в том, что 14-часовой рабочий день при шестидневке в Корее в порядке вещей. Корейцы – большие трудяги, которые выкладываются на работе на 200 процентов. Они очень ценят образование и старательно учатся, чтобы потом получить престижную высокооплачиваемую работу. Но и зарабатывают они очень хорошо, в среднем 2 тысячи долларов в месяц.

В каждой стране свои традиции и обычаи, свой стиль жизни. Он не хуже и не лучше нашего, он просто другой. И если вы приехали жить в другую страну, будьте готовы к тому, что жизнь ваша сильно изменится.

Автор: Сергей Кузмицкий

Использованы фотографии: https://ytimg.com

Комментарии 4

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться. Уже зарегистрированы? Войти

topcor.ru

Русские "в Кореи"(с)

Previous Entry | Next Entry

astra_wizardЮжная Корея никогда не была страной, особо привлекательной для иммигрантов. Не является она таковой и сейчас. Ну, по крайней мере, из России и стран бывшего Союза. В начале 90-х, после того, как отношения между нашими странами, собственно, установились, здесь в основном искали нетяжелых денег девицы легкого поведения, да иногда заплывали моряки. Из-за их постоянных разборок, а также тонкой славянской красоты наших барышень мнение корейской общественности о России сложилось соответствующее их здесь поведению. То есть, не ахти какое. Именно в это время и заложились основные стереотипы корейцев о России: холодно, красивые девушки, мафия и танки. Позже в общую картину самодобавился Путин. Впрочем, все вышеописанное к нему относилось в полной мере (и Кабаева впридачу), поэтому имидж России не претерпел никаких изменений. Ради справедливости заметим, что и русские Кореей особо не интересовались и кроме смартфонов Самсунга знали о ней немного. И уж тем более редкому русскому приходила на ум мысль об иммиграции в эту странную страну. Сейчас же, как мы все знаем, ситуацию обоюдными усилиями удалось преломить. В то время как Россия, успешно пройдя тучные 2000-ые, начала стремительно опускаться обратно на колени, Южная Корея по такой же пораболе уверенно росла вверх, и остановить ее не смогли ни американская говядина, ни канал через всю страну, ни даже немецко-корейская подруга-шаманка: скандал скандалом, а все показатели деловой активности растут, несмотря на банкротство крупнейшей логистической компании. И даже взрывающаяся гордость корейского смартфонпрома не смогла преломить общий тренд. Наши соотечественники устремили свои взоры на крохотный пятачок, зажатый между Японией и Китаем и русскоязычное, не побоюсь этого слова, коммьюнити начало расти. По данным Иммиграционного Офиса РК за 2015 год в страну въехало почти 189 тысяч граждан РФ, 57 тысяч граждан Узбекистана и почти 54 тысячи граждан Казахстана. Это в разы больше, чем до танцев рубля с долларом в конце 2014 года. Для сравнения, в тучном и финансово стабильном для России 2011 году Южную Корею осчастливили своим присутствием 153 тысячи русских. Это еще до всех скреп, санкций, наших крымов и прочих психологически важных отметок доллара. Цифры будут еще занимательнее, если посмотреть на количество «легально учитываемых нелегалов» (термин Иммиграционного офиса). Говоря проще, русских и русскоязычных у нас тут стало больше. Стало ли от этого веселей? Понятное дело, что каждый отдельный случай уникален по-своему, но мы постараемся вывести общие тренды. Условно всех русских в Корее можно подразделить на несколько больших и четко друг от друга отделяющихся пластов. Группа первая – студенты и, шире, кто вообще хоть как-то связан с образованием. Слабый ручеек желающих учить корейский язык или учиться в корейском университете постепенно превращается в довольно упругий ручей, та же статистика того же Иммиграционного офиса отчетливо показывает нам, что количество студенческих виз, выданных гражданам РФ, Узбекистана, Казахстана и всего остального бывшего, уверенно растет не по дням, а по часам. Дети смотрят фильмы и сериалы, слушают Сая и «Шайни» и зачарованно приезжают в Корею в желании прикоснуться к прекрасному. Суровую корейскую действительность выдерживают далеко не все, и подавляющая часть возвращается назад, но и доля тех, кто остается, устраивается на работу и оседает в Корее, также растет, вливаясь в нижний и средний средний класс корейского общества. Эти люди, как правило, неплохо интегрированы в корейском обществе, работают на корейских работодателей, платят все налоги и страховки, хотя бы поверхностно следят за тем, что происходит в Корее, не теряя, в большинстве случаев, и связей с исторической Родиной. По-корейски они говорят, и в целом от них много пользы как России, так и Корее. Хотя сами они иногда так и не считают. Именно через этих людей и проходит та небольшая ниточка, что связывает корейцев с постсоветским пространством. Отдельным пластом выделяются инженеры, работающие в корейских конгломератах. Эта группа отличается от прочих набором весьма отчетливых признаков: по-корейски они не говорят (или говорят на уровне «привет-пока»), приезжают сюда целыми семьями, живут очень кучно и зонально, редко выходят в Большую Корею и имеют с ней мало общего. С финансовой точки зрения, это такой уверенный верхний средний класс корейского общества, зарплаты у них средние и выше среднего, местами даже большие, но из-за их плохой интегрированности в корейское общество, считать их частью этого самого общества было бы неправильно. Свою старость эти люди с Кореей, как правило, не связывают в силу специфики их специальности: можно поработать несколько лет тут, поднакопить денег и опыта, а потом перейти на работу в известные американские или европейские компании, куда их после корейского опыта берут с очень большой охотой и неплохими бонусами. Даже если они живут тут семьями по нескольку лет, дети их все равно ходят в русские или международные школы, и по-корейски если и говорят, то неважно. С точки зрения корейского государства они – очень неплохие резиденты: сидят тихо и мирно, платят все налоги и отчисления, нехило развивают корейскую промышленность и при этом относительно неприхотливы и просты в обращении. Создают клубы по интересам, камерно празднуют свои странные для корейцев праздники вроде Нового Года и 8 марта, никому не мешают и, в отличие от первой категории, не достают корейцев своим энтузиазмом изменить мир. Третья, и, пожалуй, самая «старая» группа – это жены. Удивительно, но сколько ни читаешь эти ваши интернеты, любой описывающий всегда выделяет эту группу людей отдельно, причем о какой бы стране речь ни шла. Статьи про жен я видел и в заметках людей из Америки, Европы, Турции, Китая… И почти всегда у всех у них наблюдается больше сходств, чем различий: все всегда стонут, как же тут плохо, страна непуганных идиотов, культуры нет, еда отстой и далее по списку. Все это в полной мере относится и к Корее. Жен с их собственным форумом «Хамке» («Вместе» в переводе с местного) я тоже ставлю обособленно. От своих заграничных коллег они отличаются несильно: отголоски плача Ярославны о том, как все в Корее плохо, слышны почти во всех уголках русскоязычного корейского интернета. Жуткие и продирающие до костей истории о том, как сложно добраться из Сеула до Тэгу на Новый Год (по лунному календарю который), как свекровь заставляет готовить твенчжан ччиге, а муж не смотрит «Иронию судьбы» 31 декабря, можно с увлечением почитать на разных форумах или местного пошиба газетенках и журнальчиках. Тем не менее, справедливости ради, замечу, что данная прослойка общества постепенно меняется. Если раньше в категории «жен» можно было встретить почти исключительно работниц древнейшей профессии, нашедших здесь свое простое женское счастье на пенсии или представительниц ну уж совсем российской глубинки, где все ну совсем уж плохо, то сейчас растет количество браков реально по любви. В первую очередь, за счет тех самых вышеописанных студентов, которые приехали сюда учиться, остались поработать и пали ниц перед великим чувством с представителем местного населения. Но и переоценивать этот тренд тоже не стоит: снова взглянув на статистику нашего старого знакомого Иммиграционного Офиса, можно увидеть, что браки местных с русскими девушками не попали даже в десятку самых популярных направлений. Четвертая категория – чернорабочие на заводах, полях, лесах и лугах нашей необъятной корейской земли. Как правило, нелегальные. Хотя даже и легальные от них отличаются не очень сильно. Вот именно эта категория растет просто небывалыми темпами, именно эти люди и делают нам всю статистику въездов. И все бы изумительно, если бы не тот простой факт, что подавляющее большинство из них находятся и работают в стране незаконно. То есть, въехали-то они сюда относительно правильно, воспользовавшись правом безвизового въезда для граждан РФ, вот только намного пересидели положенные им 90 дней. Но тяжелые экономические условия на Родине (будь то Россия или Узбекистан) толкают их на зарабатывание денег не совсем честными способами. Корейцам такое положение дел, разумеется, не нравится, поэтому иммиграционные власти периодически устраивают рейды по местам боевой славы нелегалов (а места эти прекрасно всем известны), хватая всех, кто попадется под руку и депортируя их из страны. Иногда корейцы поступают вообще умно, и пытаются пресечь проблему на корню, то есть разворачивать подозрительные личности прямо на границе и отправлять их обратно во встающую с колен. В таких случаях в интернете сразу поднимается волна вони относительно того, какие корейцы нелюди и не хотят помочь бедным и страждущим нарушить закон. Лицемерию и наглости пишущих такие посты могут позавидовать ведущие мировые политики. В этом отношении хорошим социологическим срезом данной категории граждан является группа «82 авеню» в фейсбуке. По комментариям и грамматике (или ее отсутствии) пишущего сразу видно, к какой вышеописанной группе он принадлежит. Лично меня всегда радуют посты вроде «в Ансане замечен автобус иммигрейшки, все прячьтесь!». И невдомек же авторам данных постов, что «82 авеню» читают, в том числе, и в Иммиграционном офисе (да-да, там тоже есть говорящие по-русски), и таким образом они сами же своими же руками помогают поймать всех нелегалов, да еще и себя самого подставить. Весело, в общем. Приезжать в Корею на заработки, оставаться ли тут жить навсегда – личное решение каждого отдельно взятого человека. С точки зрения закона, получение корейского вида на жительство или гражданства – процедура довольно сложная, и имеет тенденцию к еще большему усложнению, хотя назвать ее совсем уж невозможной (как, например, в Китае) назвать тоже нельзя. Узакониться в США или Европе намного проще, и, откровенно, говоря, если человека не связывает с Кореей что-то уж совсем важное и сильное, то я лично бы посоветовал ехать в более простые для иммиграции страны. Специфическая азиатская культура, особенности местной политической, экономической и социальной песочницы подходят далеко не всем, а затеряться в Корее и абстрагироваться от всего остального общества, как, например, это можно сделать в Америке, у вас тут не получится.
Tags:

astra-wizard.livejournal.com

Нам точно этого не понять: русская девушка рассказывает о жизни в Южной Корее

Bот какая удивительная история. Девушка из России переехала в Южную Корею и уже несколько лет живет там с мужем и преподает английский в «хагвоне» — это такие частные продленки для детей, где чаще всего изучают иностранные языки и учатся изобразительному искусству и музыке. Блогер AdaKwon в своих постах детально описывает местную культуру и быт и свой личный опыт столкновения со всеми странностями жизни в Корее, которая порой кажется настолько экзотичной, будто взята со страниц манхвы (корейская манга). Девочки, которым на 16-летие дарят пластическую операцию, дух почившей бабушки, которому отдельно наливают рисовое вино за семейным столом, одинаковые наряды для пар и другие неожиданные моменты из жизни в одной из самых развитых азиатских стран словами самой девушки.

Люди

Однозначно лучшие азиаты из тех, с кем мне доводилось работать и общаться. На китайцев у меня стойкая аллергия ввиду их шумности, неряшливости, харкания и детоцентризма. Японцы неплохие ребята, но улыбаются в лицо, а за спиной поливают грязью, да и вообще не очень любят иностранцев. Корейцы же открыты. Если им кто не нравится — это всегда понятно, они не скрывают неприязни. Между тем, как и во всех азиатских странах, очень сильно «общественное сознание», корпоративный дух и все такое. Ну и отношения «старший — младший». Например, по именам друг друга называют редко, только «званиями» — оппа (девушка называет парня старше ее), онни (девушка обращается к девушке старше), нуна (парень обращается к девушке старше), хён (парень обращается к парню старше). Всех младших называют просто «донсэн» независимо от пола. Иностранцев любят — и за руку отведут на нужную остановку, если заблудился, и по-английски большая часть населения сносно говорит. Они не знают о других странах ничего. Иногда это забавно, иногда удивляет. Они не смотрят западные фильмы, не слушают западную музыку, не знают обычаев Запада, в школах нет географии. Если сказать: «Ну это как в “Титанике”» или назвать имена вроде Уилл Смит, Дэниэл Рэдклифф, Брэд Питт и т.д. — обычно показывая фото для отработки лексики, описывающей внешность, — они недоумевают и спрашивают, кто это. Они знают только Роберта Дауни-младшего и Эмму Уотсон, в общем-то. Любой иностранец для них — американец. Хотя американке, которая работала до меня, они не верили, когда она говорила, что из Америки. Нет, нет. Вы же черная. Все корейцы читают вебтуны (еженедельные комиксы). Дети, молодежь, старики — все. Если не вебтуны, то хотя бы раз в неделю ходят читать манхву в манхва-кафе. Там дешево (около доллара в час) и есть рамён. Дешевле, чем покупать все новые тома самому. На станциях метро иногда тоже можно увидеть свежие творения знаменитых и не очень вебтун-художников.

В кафе и кофейнях часто стоят настольный футбол и вот такие олдскульные автоматы со старыми играми

Корея — рай для ленивых: зубные щетки с уже выдавленной на них зубной пастой и измельченные овощи, замороженные кубиками

Брей ноги, будь мужиком! Это нынче популярно у наших азиатских соседей. Все хипстеры Кореи и Японии уже ходят с гладкими ногами

Вот еще тренд из мира мужской моды — наклейки на мужские сосочки. Чтобы не просвечивались, значит, через тонкую ткань футболки

А еще корейцы обожают все парное. Если вы видите на улице двоих в одинаковой одежде — значит, они встречаются. (Шутка про то, что так ты не перепутаешь своего азиата с другими.)

Очень много тематических вагонов метро и электричек. Этот посвящен какому-то местному персонажу мультфильмов. Станции объявляются голосами героев мультика, а их фигуры рассажены по вагонам. А на День святого Валентина продавались такие упаковки мандаринок с наклейками в виде глаз и надписей. Можно сделать милую рожицу и подарить тому, кто нравится. Школьники в Азии носят форму — известно всем. А вот про детсадовцев. Они часто выезжают на пикники и в музеи, поэтому всем выдают форму одного цвета, чтобы не потерять в толпе. У каждого садика своя форма.

Семейная жизнь

Свадьбы в Корее мне не хотелось. Но в Корее свадьба — это бизнес, так что отец мужа настоял. Сказал, что все оплатит, от нас требовалось только присутствие. Если кореец женится, он познаёт всю боль мира еще на этапе приглашения. ТруЪ-кореец каждого, кого приглашает на свадьбу, ведет в ресторан, кормит-поит за свой счет и всячески шаркает ножкой, мол, окажите честь, любезные. Приглашаются все, кого ты знаешь. ВСЕ. На свадьбе гостей было 261 человек, из которых я знала максимум 10. Многочисленная родня, коллеги, чуваки из твоей тренажерки, все. Я говорила, что свадьба — это бизнес? Так вот. На свадьбу принято дарить конверт, в нем обычно 50 долларов, родные могут подарить и 100. Дарят так: заходишь в свадебный зал, там стол, за которым сидят специально обученные азиаты. Ты даешь им конверт, они его открывают, считают сумму и записывают твое имя и сколько денег подарил. Бухгалтерия, все дела. Потом этот список я должна бережно хранить годами, потому что, если вы меня пригласите на свою свадьбу, я посмотрю, сколько вы мне подарили, и в конвертик положу столько же. Мать и все родственницы женского пола должны быть в традиционной одежде — ханбоках, и у всех должны быть на руках белые перчатки. Сам зал для свадебной церемонии похож на то, что мы видим в американских фильмах. «Алтарь», дорога к нему между рядов со стульями, цветы. Доходим до алтаря и обязательные поклоны. Сначала друг другу. Потом родителям, которые сидели в первом ряду на «тронах». Причем я сделала обычный поклон, поясом, а муж бухнулся на колени и давай челом в пол бить. Я немножко подохренела, подумала, что невежливо я как-то… Потом поклон всем гостям в зале. И снова — я делаю обычный, муж лбом в пол. Надеюсь, никто не подумал, что понаехали тут, даже уважение не могут проявить. Потом проход туда-сюда по дорожке между гостями еще раз, и вроде как все. Гости направились в ресторан, с нами остались только родня и близкие друзья для традиционного бросания букета. В России это как соревнование — в толпу женщин бросается букет и кто поймает — молодец. В Корее не так. Ты заранее выбираешь девушку, она стоит одна, и ты прицельно кидаешь ей в руки. Не попала — кидаешь еще и еще, пока не поймает. Привычное европейское белое платье и костюм мы сменили на народную свадебную одежду. На руках у меня длинная материя. В нее родители мужа кидали орехи и инжир — они символизировали дочерей и сыновей соответственно, мол, сколько попадет на ткань, столько и наследников будет. И в конце что-то напоминающее нашу традицию с караваем. Мы раскусывали инжир — у кого больше, тот и глава в доме. Вся свадьба заняла примерно 3-4 часа. Это тебе не два дня бухать и рвать баяны, все тихо, торжественно и полно всяких правил. На всю свадьбу отец мужа потратил около 12 тысяч долларов, в конвертиках мы «заработали» чуть больше 20 тысяч долларов. Никогда в жизни я столько не кланялась, нервничала сильно, потому что боялась облажаться, но вроде тапками не закидали.

Традиции

Недавно в доме мужа собиралась вся родня (около 20-30 человек) и устраивали поминки бабули. Накрывали маленький столик в одной из комнат. Над столиком табличка с именем усопшей. Считается, что в полночь дух усопшего приходит в свой дом — в это время в комнате вся семья, очень как-то тихо и торжественно, мол, «посмотри на своих потомков». Потом духа как бы приглашают к столу. Каждый, начиная со старшего члена семьи, заходит в комнату, где проводятся поминки, там мой свекор всем наливал рисовое вино, его надо трижды обнести вокруг благовония, воткнутого в рис. Так ты разделил алкоголь с покойной старушкой. Его выливают, не пьют. Потом дважды надо делать чоль — глубокий поклон лбом в пол, стоя на коленях. Меня на ходу учили его делать правильно, так как чоль бывает нескольких видов, и тот, что я делала на свадьбе, не подходил. Потом какая-то старушка заметила, что я босая. Меня спешно повели надевать носки. Считается, что призрак заберет твою энергию через ступни, их надо обязательно закрывать на поминках. Короче, кланялась я самая последняя как самая молодая. После этого все мужчины семьи делали чоль одновременно и минуту молчания. Затем все ушли, оставив как бы дух бабули поесть. Видите слева белое полотно? Это одежда, которой духу намекают чувствовать себя как дома и переодеться в домашнее. После того как бабуля «поела» — у нас это было примерно в час ночи, — всю ритуальную еду делят между родственниками. Когда я приехала сюда впервые, была поражена, насколько часто они носят традиционную одежду, которая называется ханбок. На каждый праздник, на свадьбы, да даже на некоторые официальные мероприятия. Ханбоки очень красивые, но очень дорогие — от 200 долларов только прокат. Купить будет стоить от 500 долларов до 2000. На свадьбу я надевала его на вторую часть (когда невеста и жених переодеваются в традиционные костюмы и идут с родней мужа в отдельную комнату). Там мы каждому кланялись, все новообретенные родственники пили из моих рук вино на удачу. На фото ниже: я и свекровь, вышли мы обе ужасно, но мне жутко нравятся наши ханбоки. Они очень удобные, с красивыми вышивками, цвета могут быть самые разные.

Немного о минусах жизни в Корее

Меня жутко раздражает чавканье. Везде. Все. В ресторане иногда сидеть тяжело, если много людей рядом. Само собой, отсутствие отпуска. Максимум, который есть у корейцев, — 4 дня в году. Национальных праздников, когда они отдыхают, тоже не так много — четыре или пять, по одному дню. Нет такого, что в Новый год на неделю все загуляли, нет. Пресмыкание перед боссом или теми, кто старше. У тебя ужасно болит голова и ты умираешь от усталости? Если босс после тяжелого дня сказал: «А щас все быстренько на корпоратив бухать полночи!» — никто не имеет права отказаться. Все идут, пьют, даже если не хотят. Так надо. Человек старше тебя несет чушь и оскорбляет тебя? Улыбайся и кланяйся. Пластические операции. Многие, наверное, видели фото с участницами конкурса «Мисс Корея». Такое чувство, что там одну и ту же девушку сфотографировали 30 раз. Они все, абсолютно все, ложились под нож хирурга. Тут нормально дарить операцию на веко или скулы дочери на 16-летие. Тут нормально стремиться к одному идеалу. Все, что не в рамках, ужасно и надо исправлять. Мне это глубоко отвратительно, я считаю, что красота в уникальности, а не копировании кого-то.

Другие факты о местной жизни

Оголять плечи или зону декольте недопустимо и неприлично. Зато шорты на половину задницы и ультракороткие юбки — это норма. Потому что ноги не считаются сексуальным объектом. Почти все кореянки помешаны на деньгах и мечтают об американском принце, который подарит им грин-карту. Сама видела: на одной международной вечеринке девчонки-кореянки посмеивались над пузатым страшненьким парнем европейской внешности. Но стоило ему сказать, что он из Америки, они его просто облепили и чуть ли не облизывали со всех сторон. Потребление кофе в этой стране превышает потребление риса. Кофейни, маленькие и большие, на каждом углу, я не утрирую. Их правда ОЧЕНЬ много. Чего тут нет, так это урн. На улицах их очень-очень мало, при этом на улицах мало мусора. Убирают хорошо. Алкоголизм — это национальный вид спорта. Я до сих пор не понимаю — в 8 вечера офисный планктон в галстуках и костюмах оккупирует все пивные заведения и мясные ресторанчики, херачит сочжу (рисовая водка) до 3 утра, расползается на такси, а в 8 утра все свежие на работе. Как они так быстро в себя приходят — мне не понять. Напоследок немного прекрасной корейской природы.

klikabol.com

Русские в самом сердце Кореи | ОКНО В КОРЕЮ

В переводе с корейского языка «Тондэмун» означает «Большие восточные ворота»(동대문, 東大門).

Построены они были в 1396 году во времена правления короля Тхэчжо. Так что в первую очередь, он является главной исторической ценностью корейцев.

После того как в 1901 году здесь открыли крупный оптовый рынок, Тондэмун считается еще и главным торговым центром, куда съезжается за покупками не только все население страны, но и зарубежные гости.

На сегодняшний день здесь построено уже более двадцати торговых комплексов, в которых можно недорого приобрести оптом и в розницу одежду и прочие товары по цене ниже, чем в остальных районах Кореи, так как здесь же располагаются текстильные фабрики по пошиву одежды. Именно, благодаря этому торговому комплексу, Тондэмун впервые привлек внимание граждан СНГ.

С начала девяностых годов сюда стали приезжать первые российские челноки, постепенно росло количество оптовых фирм для русскоязычных бизнесменов. Их можно было узнать по крупным рекламным вывескам, типа «Носки», «Меха», «Ткани, «Женская одежда» и т.д. Вслед за ними появились и Карго – фирмы по грузоперевозкам в страны СНГ, затем кафе и магазины, основными клиентами которых были российские бизнесмены. Чуть позже покатилась волна рабочих стажеров, приехавших в Корею по контракту.

Тондэмун стал для них второй родиной, ведь здесь можно услышать не только привычную речь, но и поесть настоящий русский хлеб и какой-нибудь наваристый мясной суп, вместо вареного риса и острой похлебки – обычной корейской еды на заводах и фабриках для рабочих. Чуть позже этот район стал известен в кругу студентов, женщин, вышедших замуж за местных корейцев, и всех тех, кого каким-то образом, судьба занесла в Корею. В последнее время, это место вызывает интерес и у местных жителей. Южные корейцы с удовольствием пробуют пищу народов СНГ, покупают сувениры, общаются с русскими.

С каждым годом здесь появляется что-то новое. Кто-то из «старожил» не выдержал конкуренции или же попросту уехал на родину, на их месте открываются другие и т.д. Жизнь здесь кипит, и у каждого его обитателя есть своя история…

Вот уже около десяти лет на этой улице бросается в глаза рекламная вывеска «Край родной.

Это одно из первых кафе, которое было открыто в районе «Русского Тондэмуна». Каждый день отсюда доносится до боли знакомый, запах шашлыка, приготовленный на мангале и углях. Хозяйка кафе Лариса Ким приехала в Корею с мужем и сыном из Узбекистана в 1996 году. В начале она работала на фабриках и в корейских столовых, но после того, как стали активно появляться бизнесмены из СНГ, Лариса и ее муж Евгений поняли, что нужно открывать «русско-узбексую кухню».

— «Раньше, ведь, здесь не было кафе, — рассказывает она, — Обычные «частники» готовили еду у себя дома. Постепенно заказов становилось больше, и они не всегда успевали разносить еду по офисам. Вот мы и решили открыть кафе, чтобы было куда придти, поесть и поговоить…

В те годы люди не особо задумывались о дорогом интерьере столовых, ведь тогда это было не важно, главное, что они вообще стали появляться. Да и денег на первых порах еще не было. Муж Ларисы Евгений Ким сделал ремонт своими руками. За долгие годы своего существования, кафе выглядит уже не таким привлекательным, особенно на фоне новых ресторанов, где имеется плазменный телевизор, караоке, светомузыка и другие приспособления, радующие современную публику. Но, несмотря на это, «Край родной» не теряет своих постоянных клиентов. – «К другим ходят потанцевать и расслабиться, а к нам поесть, — не отчаивается Лариса». Нередкими гостями у нее бывают южные корейцы, которые, либо, работают рядом, либо приезжают с других концов города.

Когда я пришла в кафе, то сын Ларисы Вячеслав, жарил на улице шашлык для двух южнокорейских клиентов, работающих неподалеку. Выпив сочжу, и закусив кусочком горячего шашлыка из баранины, один из них поднимает большой палец вверх: « Вкусно!», — сказал он довольно. – А вы пробовали другие русские блюда, и что вам больше всего понравилось? — спросила я их. – «Нам многое понравилось, но у вас есть такие блюда со специфическим запахом специй, которые, не совсем привычны для корейцев. Вот, шашлык нам подходит больше всего».

В их словах была правда, ибо через несколько минут дверь кафе снова распахнулась, и мы услышали: «Сыдыдрабствуйте, а у бас есьти сяслик?» Оказалось, что этот молодой человек жил и учился когда-то в России и потому знает о наших блюдах не понаслышке. Он пришел со своей девушкой, чтобы угостить русской едой.

Кстати, кафе «Край родной» стал известным среди корейцев, благодаря местному каналу «KBS». Это было первое русское кафе в Корее, о котором узнали южные корейцы в одной из кулинарных программ на телевидении. _ «Однажды к нам позвонили журналисты и заказали какой-нибудь русский суп, — вспоминает Лариса. – Я приготовила борщ, за ним приехал курьер, и через два-три дня к нам снова позвонили, сказав, что хотят снять передачу, посвященную блюдам народам СНГ. Буквально на следующий день, после того как вышла эта передача, нас стали везде узнавать, было много посетителей…». Помимо телевизионных журналистов, русско-узбекскими блюдами заинтересовались и печатные издания. Так, о Ларисе Ким была опубликована статья в кулинарном журнале…

Напротив кафе «Край родной», вот уже как пять лет назад, появилась «узбекская улица».

Одно за другим, здесь находится сразу три кафе и один магазин «Дары Узбекистана». — Наверное, между ними большая конкуренция?! — подумаете вы. – Нет, потому что этими заведениями управляет один хозяин – Шахриёрхон Амонов.

Из Узбекистана в Корею он приехал в 2003 году, в это же время он открыл первое кафе «Самарканд», название которого символизируется с его родным городом. Поскольку клиентов становилось все больше, то в небольшой столовой мест уже не хватало, необходимо было расширяться, причем настолько, что за пять лет по всей Корее насчитывается уже пятнадцать узбекских кафе «Самарканд», вытиснившись не только за пределы Тондэмуна, но и за пределы столицы! — « Я решил открыть кафе в тех городах Кореи, где работают мои земляки с Узбекистана, — говорит Шахриёрхон. – Ведь ездить, например, с Ансана или Инчона на Тондемун очень далеко»…

И действительно, в последние годы русско-узбекские кафе можно встретить во многих городах Кореи, однако Тондэмун, по-прежнему, остается русским центром…

Существенный вклад в развитие российско-корейских торговых отношений, и объединение всех русскоговорящих людей в Корее внесла Юлия Уняева (девичья фамилия Ким), приехавшая восемь лет назад из Казахстана.

Созданный ею русский центр «Мы вместе» является на сегодняшний день, символом «русского Тондэмуна». На самом деле «Русский центр» — это магазин, в котором можно найти все то, по чему тоскует русская душа в Корее. Здесь можно купить, как и продукты питания, так и книги, газеты, сувениры и многое другое. Это первый магазин в Корее, благодаря которому местное население узнало о русской сметане, твороге, селедке…

В настоящее время «Русский центр» обслуживает розничных и оптовых покупателей. Восемьдесят процентов всех русскоязычных кафе в Корее закупают товар именно здесь. Если раньше, Юлия стояла за прилавком сама, то сейчас у нее есть свой рабочий персонал, однако о том, что происходит в самом магазине ей известно, благодаря камере наблюдения, которая установлена в соседней комнате – её кабинете. Именно здесь состоялась наша с ней беседа…

— Как получилось, что вы оказались в Корее?

— Ситуация была такой же как и у большинства приезжих – долги, тяжкая жизнь. Я окончила Свердловский государственный университет по специальности журналиста, и до приезда в Корею работала в газете за двадцать долларов в месяц, муж тоже работал, но платили нестабильно. К тому же, Корея привлекала меня, как историческая родина предков. Ведь я на половину кореянка — мама татарка, а папа кореец. Так, в 2000 году мой муж Игорь поехал работать по контракту на фабрику минеральной воды. Следом через 3 месяца приехала и я. Там мы проработали полтора года, но в итоге ушли, оказавшись нелегалами.

В течение этого времени я думала над выпуском газеты для русскоязычных рабочих, которые по каким-то причинам, так же как и я, оказались в чужой стране без визы. Так, у меня появилась идея создать информационный вестник, в котором можно было почитать о происходящих событиях, как и в России, так и в Корее, опубликовывать частные объявления, связанные, например, с поиском работы, новости, касающиеся иностранных рабочих и т.д. В 2002 мне удалось реализовать свою идею, выпустив первый тираж газеты «Мы вместе». Большую поддержку в выпуске газеты, я получила от Евгения Штефана – редактора газеты «Сеульский вестник». После того как стала издаваться газета, возник вопрос о том, что ее надо где-то реализовывать, и мы открыли небольшой магазин, где продавали еще телефонные карточки. Постепенно ассортимент товаров стал расширяться, и сейчас у нас есть почти все, чего не найдет российский покупатель в корейских магазинах. Параллельно с выпуском газеты появилась идея создать сайт в Интернете. В этом нам помог наш друг Дмитрий Цой, который хорошо разбирается в компьютерных программах. Так родился форум «Мы вместе», где виртуально общаются все русскоговорящие люди, живущие в Корее. Здесь они находят своих друзей, много полезной информации, касающейся жизни, учебы и работы в Корее, обсуждают насущные проблемы, и даже помогают друг другу.

Через год, после того как был открыт магазин, мы привезли дочь Алису. Поскольку дел в магазине становилось всё больше, она работала за прилавком, отпуская товар. Было очень тяжело стоять с утра до вечера на ногах. Однажды в один из праздничных дней, когда клиентов приходит намного больше, и приходилось работать по пятнадцать часов без остановки, Алиса со слезами на глазах сказала мне: «мама, я прям, здесь сейчас лягу!» Я ответила, что можно, конечно, закрыть магазин, но как же те люди, которые приедут с другого конца Кореи и поцелуют закрытую дверь? Ей тогда было 17 лет. И она доработала до конца. Сейчас ей не страшны никакие перегрузки. Я думаю, что она приобрела большой опыт, и в дальнейшем она сможет организовать свой бизнес самостоятельно.

Естественно, что со всеми нашими делами нам с мужем и дочкой самим не справиться. Я очень благодарна своему коллективу, отношения в котором складывались нелегко: ведь все люди взрослые, каждый со своим характером. Но за наше дело все переживают как за родное дитя, и стараются от души. В этой далекой стране мы уже не просто коллектив, мы как большая семья, в которой переживания, и радости становятся общими.

— С каждым годом на Тондэмуне появляется все больше и больше кафе для русскоговорящего населения в Корее. Насколько они остаются востребованными, и не возникает ли больших проблем с конкуренцией?

— Конкуренция – явление неизбежное. Она даже необходима для того, чтобы каждый стремился сделать что-нибудь лучше. Все равно не бывает ничего одинаковым. Кому-то нравится еда в одном кафе, но кого-то привлекает интерьер соседнего кафе и т.д. И потом людям надоедает бывать в одном и том же месте. Сегодня сходили в одно, а завтра для разнообразия в другое. У каждого свое направление. Есть либо узбекские кафе, либо киргизские, либо кафе со смешанной кухней народов СНГ. Не будет преувеличением, если скажу, что в районе Тондэмуна русский ресторан только один. Это «Гостиный двор», который мы открыли в прошлом году совместно с Ольгой Ким. Там вы не увидите шашлыка или плова. Не так давно мы с мужем открыли ресторан «Казахстан», где тоже исключительно казахские национальные блюда. К нам приходят очень много иностранцев, в том числе и южных корейцев. Мне приятно, что благодаря таким ресторанам они могут узнать о наших странах больше.

— Насколько сложно иностранцам заниматься бизнесом в Корее?

— Основная проблема на первых порах – это язык. Несмотря на то, что мы работаем по большей части с русскими, все равно приходится говорить на корейском языке. И вот здесь могут возникнуть неудобства. Ведь гораздо легче объяснятся на своем привычном языке, особенно если это касается бизнеса, документации. На самом деле заниматься частным предпринимательством в Корее гораздо легче и спокойнее, чем в СНГ. Просто нужно вовремя платить налоги, и никто не будет ставить палки в колеса. Хотя у нас, первый год был очень тяжелым, так как часто приходили с проверками и обысками, доходило до того, что полицейские вскрывали потолки и полы, пытаясь найти что-нибудь запрещенное. Обычно плановых проверок в Корее не так много, но на нас кто-то часто писал жалобы в полицию. Было жутко, когда к нам могли неожиданно ворваться с рациями, крича: «Всем стоять на месте!». Сейчас такого уже, Слава Богу, нет. За долгое время, местные органы поняли, что мы ведем законный бизнес, к нам стали проявлять доверие. Вообще, правительство Южной Кореи заинтересовано в привлечении иностранного капитала. Решается даже вопрос о том, чтобы наиболее удачливым бизнесменам выделять квартиры по очень низким ценам. Не так давно меня приглашали в столичную мэрию, где за «Круглым столом» обсуждалось развитие иностранного бизнеса. В ближайшие годы в районе Тондэмуна планируют провести реконструкцию. Поскольку здесь расположено много иностранных фирм, то и их не обошли стороной. Вместо старых неприметных офисов планируется выстроить «Улицу СНГ», с воспроизведенными архитектурными сооружениями, которые бы символизировали ту или иную страну. Если до сегодняшнего дня иностранцы сами старались что-то создать, то уже Правительство делает первые шаги к укреплению и развитию российско-корейских торговых отношений. Вероятно, они поняли, что от иностранных бизнесменов есть какая-то отдача.

— Не думали о том, чтобы обосноваться в Корее навсегда?

— У нас с мужем есть всегда однозначный ответ: Корея — прекрасная страна, но все равно она чужая. Будем жить, и работать до тех пор, пока есть силы и пока нормально функционирует наш бизнес. В Корее выживают сильнейшие, и все зависит от того, насколько успешно процветает дело. Если частная организация платит мало налогов государству или не платит вообще, то бизнес-виза, как и сам проект аннулируют.

— Ваш бизнес в Корее начался с газеты, затем перерос в открытие магазина и двух ресторанов. Может это не предел?

— На самом деле я занимаюсь еще экспортом. В Казахстане у моей мамы есть магазин «Товары из Кореи». Я отправляю туда все то, что пользуется спросом. Сейчас в планах открыть ресторан «Казахстан» в Австралии, так как там живет моя сестра.

— А вы не жалеете, что забросили журналистику?

— Журналистику я очень люблю. Но это всегда такая зависимость.… В бизнесе, конечно, тоже не бывает свободного времени, но созидать мне больше нравится. Любой знающий меня человек подтвердит, что меня интересуют не деньги, а движение. Я любое дело открываю с большим желанием, настраиваюсь, ночами не сплю. Как только все налаживается, я теряю к этому делу интерес и начинаю новое. Во многих своих начинаниях я благодарна мужу Игорю. Если бы ни его твердое плечо, ничего бы не получилось.

— Что в Корее вам нравится больше всего?

— Мне нравится Корея своей чистотой. Здесь очень мало грязных зданий и неухоженных улиц, здесь почти нет бандитизма, поэтому чувствуешь себя уверено, спокойно. Еще мне нравится эта страна своим быстротечным развитием.

— Чего бы вы пожелали всем гражданам СНГ, живущим в Корее?

— Терпения и здоровья!

© 2009 — 2012, ОКНО В КОРЕЮ. Все права защищены. При полном или частичном использовании редакционных материалов, активная, индексируемая гиперссылка на www.k-window.com обязательна!

k-window.com


Смотрите также