Санкт-Петербург, м. Пл. Восстания,
ул. Гончарная, дом 13

+7 (812) 458-53-53

+7 (921) 771-65-11

4585353@mail.ru

Набор добровольцев в сирию из россии


Набор добровольцев в Сирию

Портал «Новый Регион» публикует обращение ветерана разведки полковник Сергея Разумовского опубликовал обращение, в котором призывает русских и украинских отставников сформировать добровольческий корпус и направиться в Сирию на «вооруженную борьбу с бандитами и террористами».

«Сегодняшняя обстановка в Сирии – это, безусловно, агрессия и геноцид, осуществляемые внешними силами и безродными отщепенцами, против сирийского народа. Русское и украинское воинство, а именно офицерский ветеранский корпус, проживающий в Украине, предлагает оказать вооружённым силам Сирийской Арабской Республики помощь в восстановлении Конституционного порядка в стране путём формирования Русско-Украинского добровольческого экспедиционного корпуса и его участия в вооружённой борьбе с бандитами и террористами», - заявил Разумовский, сегодня возглавляющий «Всеукраинский союз бездомных офицеров».

«Украине ни офицерство, ни воинство не нужны! То положение, в котором находятся ветераны Вооруженных Сил, далее нетерпимо, поэтому мы считаем вправе предложить свою кровь и умения другой стране», - добавил полковник.

Он утверждает, что «в случае положительного решения, возможно провести мобилизационные мероприятия и обеспечить участие в вооружённых действиях до 50 000 человек, имеющих профессиональные навыки обращения с оружием и самой современной боевой техникой».

Стоит отметить, что Сирия подвергается массированной агрессии со стороны салафитского интернационала - в эту страну перебрасываются десятки тысяч исламистов со всего мира, включая Ливию, Тунис, Египет, Турцию, Иорданию, Россию, Саудовскую Аравию, Ирак, Афганистан, Пакистан и др.

С другой стороны, на помощь правительственным войскам выдвинулись несколько тысяч добровольцев из Ирана и Ливана, представляющих, в основном, движение «Хезболла».

Формирование и переброска в Сирию добровольческих отрядов из офицеров бывшей Советской армии, а также ветеранов воинской службы России, Украины и других стран явились бы действенными шагами в поддержке сирийского народа, противостоящего оголтелому исламизму, который натравливается Западом и Израилем на независимое государство.

Читайте нас в Фейсбуке и ВКонтакте

www.segodnia.ru

Новоросирия. Как вербуют российских добровольцев для Асада

После того как на юго-востоке Украины наступило относительное затишье, Россия переключилась на новую войну, защищая бессменного сирийского президента Башара Асада. Как и в случае с Украиной, помимо регулярных войск в горячую точку отправились и добровольцы. The Insider уже писал о том, как была организована вербовка для войны в Украине, теперь же ровно те же механизмы задействованы для поиска добровольцев для войны за Асада.

24 сентября «Доброволец.орг» объявил о наборе желающих поехать в Сирию в рамках «русской героической пассионарности», чтобы противостоять «про-американскому или религиозно-экстремистскому режиму». Для зачисления в состав российской миссии требуется быть старше 23 лет, сдать нормативы по огневой подготовке, выслать справки из наркологии и данные на ближайших родственников.

О том, сколько российских добровольцев на самом деле воюет в Сирии, как они кооперируются с правительственными войсками Асада и почему далеко не каждый боец с Юго-Востока может повоевать с джихадистами, рассказал один из координаторов «Доброволец.орг», представившийся Кириллом.

«Требуются специалисты по противотанковой борьбе»

— Почему проект открыл новое направление?

— Ну его мы уже закрыли, по крайней мере временно. Уже несколько дней как набор остановлен — по приоритетным для организации направлениям контингент набран. Мы так считаем: есть фронт для работы, тогда почему бы и не поехать? Думаю, что в скором времени потребности расширятся в два раза. Если будет расширение фронта, то придется держать большее количество специалистов. Это сейчас вполне возможно после столь успешного по меркам сирийской армии наступления. Значит скажем, что требуются специалисты, например, по противотанковой борьбе. Потом же необходимость спадет...

Мы начали подготовку к сирийскому направлению еще с конца лета, но фронт Новороссии по-прежнему в приоритете — в процентном соотношении новое направление занимает лишь 5% наших оргресурсов и ноль материальных. Все нацелено на Новороссию и сопредельные территории.

«Сирия, конечно, сакральное место мировое масштаба, но Донбасс мне ближе. Это просто мясорубка для «диких гусей» [наемников]. Я не хочу и не буду заниматься Сирией. Тем более сейчас, когда Донбасс уже почти впихнули в Украину. Это было бы предательством с моей стороны по отношению к Новороссии», — пишет зам главного координатора «Доброволец.орг» Михаил Полынков 

— Люди, воспользовавшиеся вашими услугами, в какую часть Сирии отправились?

— Территориально сказать не могу. Есть определенный контрразведывательный режим — тут стреляют. Этот набор работает в тесной координации с правительственной армией, но непосредственно командование осуществляют тоже граждане России. Да, в конечном итоге они находятся под управлением командующего Башара Асада, но прямого подчинения нет.

Как попадают? К нам обращается человек, пишет «служу в таком вот подразделении ЛНР, могу уволиться такого числа»

Как попадают? К нам обращается человек, пишет «служу в таком вот подразделении ЛНР, могу уволиться такого числа, хочу провести две недели с семьей, заодно соберу все справки». Все на добровольной основе — человек сам решает, завтра едет или нет. Мы настраиваем, чтобы задержались подольше, но можно и не на полгода — держать никто никого не будет. Бывали случаи, когда по семейным причинам уехали — произошла трагедия.

В плане аксессуаров рекомендуем брать то, что есть у любого профессионала — такие-то стрелковые очки, такие-то приклады или прицелы. Каждый берет то, что ему полюбилось. Но керамическую бронезащиту и подсумки [для боеприпасов] системы Molle лучше брать с собой. При этом человек не затрачивает личные деньги на свою доставку на место.

«Получено свыше 500 заявок, более сотни потенциальных добровольцев скоординированы с сотниками и организаторами на местах. Сотники и организаторы на местах охватывают несколько десятков городов России. В некоторых регионах уже прошли встречи. Некоторое количество людей уже полностью готово к отправке, их число и прочую информацию мы в широком доступе не разглашаем. Самые нетерпеливые уже выехали», — призывает тогда еще малоизвестный проект «Доброволец» в феврале 2014 года под надписью «Горящие туры на Украину». Затем «общества любителей туризма» откроют филиалы в Донецке и Луганске.

— То есть трансфер за счет принимающей стороны?

— Ну это за счет различных фондов, пожертвований, благотворительность, короче говоря. Еще к курдам отправляли буквально несколько добровольцев — это было еще весной. Ну это было почти в единичном порядке — вот один питерский парень поехал в JPG [Отряды народной самообороны Западного Курдистана]. Ему было интересно посмотреть сирийскую культуру, повоевать может быть, да и курдам он всегда симпатизировал. Он сам востоковед, было интересно опыт получить — мы ему некоторые связи нашли. Теперь он находится в России. Курды силы не представляют. Если говорить об организованности какой-то, то они полная противоположность этому — это все уровень ополчения.

— В интервью боец бригады «Пятнашка», ветеран чеченской войны с позывным «Гордей» сухо рассказывает, что после ДНР поехал в Сирию и 29 августа вернулся на родину. Утверждает, что в отличие от Юго-Востока в Сирии в боевых действиях больше задействованы автоматчики и снайперы. Вы его знаете? Он через вас заходил? С кем-то из ваших добровольцев можно пообщаться?

 - Ну если будете где-то в районе Латакии, то можно подумать. Гордея мы знаем, не верить ему нет причин. Я представляю примерно в каком контингенте он там был — слишком много подписок и запретов. К тому же не самое интересное направление и мало, что там можно увидеть и рассказать.

— Недавно сообщалось, что недалеко от Евфрата подорвался Максим Норманн, остался только шеврон...

— Нет подтверждения, что Норманн погиб. Наша организация помогала его подразделению в Новороссии, хотя в Сирию он заходил не через нас. Он поехал туда на каком-то энтузиазме, авантюризме, потусить и может повоевать. Он ехал не в составе хорошо структурированной организации и без четко поставленных задач. Поэтому мы думаем, что он еще появится, и у него были личные причины просто чуть-чуть умереть. Это мое личное мнение.

«Многие из нас — националистов, ополченцев, патриотов — покинули гостеприимные земли Новороссии — мы здесь больше не нужны, как военные мы свой долг выполнили. Политически мы проиграли и теперь нежелательные гости на Донбассе. Либо тебя убьют/посадят, либо придётся пойти на службу этим манкуртам забывшим своё родство. У нашей великой Родины много врагов — как внешних так и внутренних. Фактически в любом направлении — мы окружены врагами, везде фронт. А значит отбоя не было. Борьба продолжается». — из сообщения Максима Норманна от 1 октября, которое вероятно сделано таймером. По информации команды сайта «Миротворец», занятой сбором данных на участников военных действий,  Норманн в 2009—2011 годах служил в ФСО.

— А на случай плена страховка предусмотрена?

— Случай плена не предусмотрен, так как люди не находятся в непосредственной близости к опасным направлениям. Оператор радиокомлекса обнаружения может сидеть в 300 километрах от опасного места. У нас есть карта с обозначенными контурами, где любят такие вещи, типа в рабство угонять. На данный момент эта территория такой опасности не представляет. В любом случае будут какие-то мероприятия — нам эти специалисты сами нужны, так зачем их отдавать кому-то в руки? Гораздо вероятнее, что журналисты, которых там все больше, попадут в такую ситуацию.

«Я четыре года репосты делал, лайки за него ставил»

— Прежде в Сирии действовали сотрудники частной военной компании...

— «Славянский корпус»? Это абсолютно разные вещи. Человек, который руководил ими, изначально ставил перед собой задачи ЧВК, даже псевдо-ЧВК. Это был такой вид наемничества — к нам не имеет отношения. Наверняка были такие люди и в Новороссии, которые ездили туда защищать права какого-то владельца завода. Криминал да и только.

— Но людей тогда обвинили по статье о наемничестве. Не будет такого же сценария при смене политической конъюнктуры?

— Им эта статья была близка по объективным причинам — они ехали охранять чей-то бизнес. Бойцы этого сами не знали — только руководству. У находящихся от нашей организации людей проблем ни у кого не было и не будет!

— Какая мотивация у ваших клиентов?

— Многие едут по патриотическим соображениям — принимали участие в первой и второй чеченских войнах, в контртеррористических операциях на Северном Кавказе. Эти люди знакомы с бородатым лицом врага, и у многих реваншистские настроения, ведь они воевали с аналогичными боевиками такого же розлива. Что за боевики? Здесь больше узбеков и таджиков, есть и чеченцы. Это те, кто уехал в 90-х годах и обосновался в Западной Европе, потом воевали на Украине в батальоне [имени Шейха] Мансура, батальоне [имени Джохара] Дудаева.

Он уехал в Сирию со словами: «Никогда там не был, а более горящих туров мне не найти!»

Есть у нас хороший парень, воевал с конца мая 2014 в районе донецкого аэропорта до этого августа. Он уехал в Сирию со словами: «Никогда там не был, а более горящих туров мне не найти!». Люди уже лет пять как симпатизировали Асаду — ни его идеям, ни партии БААС [Партия арабского социалистического возрождения], а тому, что человек противостоит западной агрессии, радикально настроенным бородачам и прочей ерунде. Тут же появилась возможность поехать и люди думают: «Да я четыре года репосты делал, лайки за него ставил, ну как не помочь?».

Тренд великого и ужасного ИГИЛ сыграл свою роль, но в меньшей степени, чем для среднестатистического наблюдателя. Большая часть наших давно следила за конфликтом и понимает, что вокруг ИГИЛа много мифов про непобедимое государство, и они сами себе создали такой медийный образ, немного притянув за уши. ИГИЛ контролирует большое медийное пространство, которое насыщают уникальным контентом.

— Проект называется «Доброволец.орг», в случае Сирии люди действительно работают исключительно ради мотивации или получают гонорар?

 - Не могу сказать. Мы ничего никому не платим, а там уже в карман смотреть не лезем. Но это важный критерий — если человек в первых письмах пишет, что нужна такая-то зарплата и в такие сроки, то мы ему ответим отрицательно. Такие запросы были достаточно часто, но в основном от такого рода друзей, которые вообще интерес для нас не представляют.

Это парни 20 лет, возомнившие себя крутыми бойцами, которые могут быть советниками или супернаемниками из голливудских фильмов. Но за их спиной нет ни серьезного опыта, ни образования — это видно по первым строкам письма. Есть много авантюристов, которым хочется принять активное участие не только на европейской территории, но и в экзотических местах. Но мы им оголтелого веселья предоставить не можем — тут работа достаточно серьезная, в некотором роде сидячая.

— Люди от организации выступают как инструкторы?

 - Ну часто могут быть как инструкторы для какого-то спецподразделения неармейского уровня. В Сирии наши советники были эпизодами последние лет пятьдесят, но конкретно я бы не слышал, что бы наши люди инструктировали именно армию.

- Сколько всего человек находится в Сирии от вас?

— Не могу сказать.

— Ну больше ста или меньше?

— Больше ста, но не сильно больше. В чем отличие от рекрутинга в Новороссию? Там важно было и количество, и качество. Тогда нам требовалось найти золотую середину, здесь же такой проблемы нет — количество набирать нет задачи. Набираются только профессионалы, которые действительно нужны. Поэтому даже с запасом не отправляем, а  только столько сколько нужно.

Мы стараемся уже на собеседованиях отсеять. Вот сегодня к нам человек приехал и с плохой стороны себя показал, мы попросили его уехать домой. Люди также отсеиваются в ходе тестирований, психологических в том числе, или при сдачи нормативов, огневых и физических. На той войне отбора не было вообще, но и то мы выбрали. К примеру, через нас прошло порядка 2000 — понятно ,что желающих было гораздо больше.

Заместитель командующего батальона «Призрак» Алексей Марков подтверждает, что его трое боевых товарища в начале сентября «переориентировались на юга». 

«Опыт Новороссии имеют 30-40%»

— Много завернули из тех, кто хотел попасть?

— Из сорока заворачиваем 39 человек. Нужно понимать принцип набора — нет цели набрать как можно больше, кому повоевать и так есть. Наши люди непосредственного участия в боевых действиях не принимают, короче говоря, не бегают с автоматами. Наша задача — помочь, грубо говоря, мозгами, а не руками. Там нет серьезных военных специалистов, профессионалов.

Офицерский состав сирийской армии, который закончил военные академии, рядом не стоит с нашими молодыми офицерами — это ведь совершенно разный уровень. Не хватает операторов высокотехнологичных комплексов, умеющих обращаться с техникой, аналитиков. Непрофессионал, например, может увидеть в разведанных гораздо меньше того, что можно увидеть — просто образования не хватает!

— Из уже уехавших в Сирию арабский многие знают?

 - Из тех, которых отправили в последние десять дней, человек восемь знает. В принципе у 80% отобранных кандидатур есть знание иностранного, например, английского или французского. И есть некоторое количество ребят, которые специализируются на ближневосточных языках.

— Я правильно понимаю, что из тех, кто поехал, все являются офицерами?

 - Далеко не все, кто поехал, являются офицерами. Отдается, конечно, предпочтение выпускникам военных академий, но есть и те, у кого нет высшего военного образования, но просто высшее есть, конечно, у всех. Часто можно компенсировать наличием разнообразного боевого опыта. Кто-то имеет боевой опыт в Новороссии — очень много таких заявок. Из тех людей, кого мы направили сейчас в Сирию, опыт Новороссии имеют 30-40%. Попали в Сирию из-за общей ситуации неопределенности там.

— А почему так мало? Недостаточно квалификации?

 - Во-первых, да. Это ведь абсолютно разные войны. Вы представляете себе какие мероприятия проводились в Новороссии и насколько они отличаются от действий на Ближнем Востоке? Вместе с тем у ИГИЛа есть реактивные системы залпового огня, танки,  гаубицы — все такое же старое, как и в сирийской армии, но понятно, что в последнее время все меньше и меньше. Но там тоже есть дефицит — не хватает профессионалов после воздушной операции. Европейцы, работавшие в  «Исламском государстве» по контракту, сейчас поехали домой, потому что деньги, которые они получают, не стоят того, чтобы они мертвыми становились.

«Зачем приходить в окоп, если работы нет?»

— На фоне затишья количество добровольцев, желающих поехать к западу от Ростова, такое же?

 - Снизилось по сравнению с периодом Дебальцово января—февраля, но поток достаточно большой, хотя заинтересованность все-таки снизилась. Сейчас же людей часто сами заворачиваем — если человек лишь стрелок, то нечего ему там делать. Максимум — охранные работы, кому это интересно? Ну и мы говорим — в карауле максимум посидишь.

У нас есть контакты с уехавшими и при возобновлении каких-либо действий все люди будут быстро мобилизованы. И теперь все будет происходить гораздо быстрее — мы уже в короткое время будем на позициях. Другое дело, что если человек инструктор, готов внести интеллектуальный вклад, то такому человеку всегда рады. Но если человек сейчас поедет воевать, а на его участке действий нет, то что ему там делать? Зачем приходить на работу, например в офис, или скажем в окоп, если работы нет?

theins.ru

Как и зачем россияне едут добровольцами в Сирию

В последнее время в соцсетях появилось много групп и сообществ, где обсуждаются военные сводки с Ближнего Востока. Больше всего таких ресурсов во «Вконтакте»: поисковый запрос на слово «Сирия» выдает 1161 сообщество. Одна из главных тем участников: как уехать на войну. Большинство хотят знать, сколько будут платить. Но многие готовы воевать против исламистов бескорыстно. По какому принципу отбирают добровольцев? Кто эти люди, и много ли среди них авантюристов? В каких боях они принимают участие? Эти и другие вопросы «Лента.ру» адресовала военному рекрутеру сайта «Доброволец.орг», а также добровольцу, решившему перебраться из Новороссии на Ближний Восток.

«Лента.ру»: Много желающих поехать в Сирию?

Рекрутер Вадим: В день поступает 30-50 заявок. Из них реальных в лучшем случае одна.

Как отбираете людей? Есть ли ограничения по возрасту?

У нас обозначена нижняя возрастная планка — 23 года. Но людей младше 27, наверное, нет. Верхнюю возрастную границу мы не ставим. И в 55 лет человек может хорошо выполнять свою работу. Особенно, если она связана с обслуживанием высокотехнологичного оружия. Также мы отсеиваем конкретных националистов. И раньше их не брали — ни в Крым, ни в Новороссию. Проводим тестирование кандидатов на психологическое здоровье. Если человек — «дурачок», отсекаем его либо на этапе собеседования, либо после.

Требуются какие-то конкретные военные специальности? Каким кандидатам отдается предпочтение?

Главный критерий — наличие боевого опыта. К нам идут те, кто в Чечне воевал, или в Новороссии. Также преимущество у имеющих высшее военное образование, знающих иностранные языки. Но сейчас мы временно приостановили набор, поскольку основной контингент набран. Наши люди занимаются работой с высокотехнологичным оружием. А его в Сирии не так много.

То есть россияне непосредственного участия в боевых действиях не принимают?

Участвуют в каких-то точечных спецоперациях. Но в основном они работают головой. А руками могут работать и местные. Высококвалифицированные кадры сирийской армии не дотягивают до наших рядовых специалистов. Тем же противотанковым комплексом можно по-разному управлять. Можно стрелять по людям, в чем нет никакого смысла. А можно применять его по назначению и сжигать коробочки.

Сколько добровольцев сейчас воюет в Сирии?

Не могу вам точно ответить. Но если грубо говорить, то речь идет о сотнях. А если по нашей организации, то мы переправили, скажем так, десятки.

Фото: группа «Доброволец.орг» «ВКонтакте»

Много ли времени занимает сам процесс отправки: от одобрения кандидатуры до переброски?

Зависит от наличия пакета документов у человека. Если военник на руках и есть действующий загранпаспорт, кандидат сразу отправляется на сборочный пункт на юг России. Там комплектуется группа. Потом они перебираются на второй пункт, где с ними проводятся брифинги, боевое слаживание. Мы рассказываем об особенностях климата, ландшафта. Действовать там, как, например, на Северном Кавказе или на Донбассе — не совсем уместно. Много времени эта «переподготовка» не занимает. Люди все опытные. Затем уже проводится переброска на место.

Российские добровольцы служат в отдельном батальоне или становятся частью сирийской армии?

Они непосредственно не подчиняются местным правительственным войскам, но работают в определенном взаимодействии.

Кандидаты за свой счет добираются до Сирии или вы это финансируете?

Все осуществляется за счет различных благотворительных фондов. Получают ли добровольцы зарплату — не могу сказать. Но у нас в объявлении о наборе подчеркивается, что люди набираются на безвозмездной основе.

Ими движет идеология?

Можно и так выразиться. Авантюристов по моим оценкам не более десяти процентов. По большей части у них какие-то патриотические соображения. От границ Сирии до границ России каких-то 650 километров. Не так далеко. В современных условиях — это полдня дороги. А если на самолете, еще меньше.

Правоохранительные органы вашей деятельности не препятствуют?

Мы не нарушаем законы Российской Федерации. Статус добровольца особый, под наемничество не попадает. Добровольное участие в военных действиях регламентировано еще в середине прошлого века Женевской конвенцией. Если грубо сформулировать: кто где хочет, там и воюет. Главное, чтобы доброволец не воевал в рядах незаконных формирований.

Депутаты Госдумы пообещали, что запретят набор добровольцев в Сирию.

В первую очередь это касалось людей, которые едут туда защищать какие-то частные интересы. Это коммерческие военные компании или что-то еще. Во время войны много криминала. Кто-то наверняка туда едет, чтобы расширить свой бизнес, захватив чужой. С этим надо бороться. Кто-то едет якобы для присоединения к правительственной коалиции, а на самом деле воюет за Исламское государство. У нас есть и такие. И их численность надо сократить максимально.

Если бойцам не понравится в Сирии, есть у них возможность вернуться?

Перед отправкой человек получает максимум информации. От него вообще ничего не утаивают. Поэтому я не припомню, чтобы люди раньше срока возвращались, хотя никто им в этом не препятствует. Была пара случаев, когда это происходило по семейным обстоятельствам. Но там действительно случались трагедии дома.

Как возникла ваша организация? Кто за ней стоит?

У нас модно говорить о необходимости создания гражданского общества. Мы считаем, что наш сайт и добровольческое движение — как раз и есть такая инициатива снизу, проявление гражданского общества. Среди нас самые разные люди — и с военным прошлым, и технические специалисты, и медики. На Сирию, кстати, приходится не больше пяти процентов наших проектов. Мы занимаемся ею только с этой осени. А вообще мы работаем с 22 февраля прошлого года. Первые наши добровольцы отправились в Крым, занимались там организацией отрядов самообороны. Затем принимали участие в штурме Харьковской администрации. Ну а после мы уже оказывали помощь вооруженным силам Новороссии.

Фото: группа «Доброволец.орг» «ВКонтакте»

Много ли в России организаций наподобие вашей?

Не встречал, но не исключаю, что какие-то группы есть. Главным образом авантюрные, для которых это своего рода туризм. На Донбассе таких было много. Приезжают. Все нарядные. Фотографируются на каком-нибудь колоритном фоне. Это объясняется тем, что в Донбасс и Сирию попасть достаточно легко.

«Мало драйва»

«Лента.ру» побеседовала с российским добровольцем Олегом Медведевым, который рассказал о себе и о том, почему он готов бесплатно воевать хоть за Новороссию, хоть за Асада.

«Лента.ру»: Кто вы? Откуда?

Медведев: Москвич в третьем поколении. Но сейчас уже больше года в Донецке воюю. Мне 50 лет. Но я в хорошей физической форме. Спортом занимаюсь. Участвовал в нескольких крупных боях. Например, штурмовали аэропорт, Марьинку. Есть награды.

Почему решили уехать из Донецка?

Тут закончилось уже все. Тишина. И непонятно, продолжатся ли военные действия.

Кто вы по профессии?

После армии почти 20 лет проработал в Москве частным детективом. Никакого отношения к полиции не имел. Просто сам пришел к этому. Расследовал в основном дела, связанные с мошенничеством. Год назад уехал в Крым. А потом у меня был выбор: либо жить в Гоа, либо на Донбасс. Добирался сюда сам. Здесь я чувствую, что занимаюсь настоящим делом. Но сейчас в меньшей степени. Мало драйва.

В Сирии вы хотели бы воевать за деньги?

Нет. За материальным не гонюсь. В Донецке платят, но мало. Еле-еле расходы на сигареты покрывает. Да и то: я там с августа, а первые деньги в феврале получил. Не в деньгах счастье.

Привлекает опасность?

Это играет не последнюю роль.

Не боитесь голову сложить?

Только идиоты не боятся. До сих пор помню свой первый обстрел в Донецке. Было ужасно. Эти звуки до сих пор стоят в ушах. Если кто скажет, что ему не страшно, смело плюйте в лицо.

Близкие приняли ваш выбор?

У меня их мало. Отец в Крыму и дочь в Москве. Домой, конечно, зовут. Но я пока не хочу. А вы не поможете мне в Сирию попасть?

Беседовала Наталья Гранина

  • Геополитика
  • Ближний Восток
  • Операция РФ в Сирии

cont.ws


Смотрите также