Санкт-Петербург, м. Пл. Восстания,
ул. Гончарная, дом 13

+7 (812) 458-53-53

+7 (921) 771-65-11

4585353@mail.ru

Кипр евросоюз или нет


Почему Евросоюз утопил Кипр?

КИПРСКИЕ БАНКИ НЕ ОТКРОЮТСЯ НИКОГДА

Дату открытия кипрских банков постоянно переносят еще на несколько дней, якобы «для сохранения финансовой стабильности», но всё дело в том, что кипрские банки не откроются никогда. По одной очень весомой причине. Не может открыться то, чего не существует…

ЧТО ТАКОЕ БАНК?

Банк – это учреждение, в которое можно положить деньги, а потом получить их обратно. Учреждение, в котором деньги вкладчиков пропадают или замораживаются на неопределенное время – так или иначе перестают быть доступными для вкладчиков, – банком не является по определению. Потому что если деньги нельзя получить назад, то никто не станет их и вкладывать.

И совершенно не важно, по какой причине было принято решение ограбить вкладчиков: «чтобы избежать дефолта», «потому что вкладчики должны принять участие в спасении финансовой системы», в качестве взимания единоразового «налога», для борьбы с отмыванием денег, по приказу правительства, по приказу Евросоюза, по приказу марсиан, в результате божественного откровения директору банка… Причин на самом деле может быть сколько угодно. Но следствие у них всегда одно: банк исчезает.

Все до единого кипрские банки испарились в тот момент, когда были обнародованы требования Еврогруппы о взимании «налога» с денег, хранящихся в банках. И тут не имеет никакого значения размер этого «налога» – 1% или 100% – кипрские банки моментально исчезли.

Сейчас кипрских банков нет. Есть группы людей, выполняющих обслуживание банкоматов по правилам, устанавливаемым не ими. Есть договоры, которые не выполняются. Есть Евросоюз, который решает, кому из бывших вкладчиков, потерявших деньги в бывших кипрских банках, когда и сколько выдать. Кому-то, возможно, и всё вернут, кому-то – ничего. Но к банковской деятельности это уже не имеет никакого отношения.

ЕСЛИ БЫ У МЕНЯ БЫЛО 50 ТЫСЯЧ ЕВРО В КИПРСКОМ БАНКЕ

Вы обратили внимание на одну деталь: у вкладчиков кипрских банков украли огромные средства, при этом никому из евроорганизаторов этой махинации не пришло в голову не только извиниться, но хотя бы выразить сожаление, сказав: «Очень жаль, что пришлось забрать ваши деньги».

Ничего подобного! Складывается ощущение, что вкладчики кипрских банков – это такие негодяи, ограбить которых богоугодное дело. Западная пропаганда поспешила создать соответствующие образы:

Точнее всех вкладчиков разделили на две категории: тех, кто честным путем нажил свои сбережения, которые надо защитить, и тех, кто погряз в коррупции и воровстве и у кого деньги надо отобрать. Что интересно, данное разделение осуществлено не на основании решения суда и какого-то расследования, а чисто математически: те, чей вклад меньше 100 тысяч евро, – честные люди; те, чей вклад больше 100 тысяч, – коррупционеры, воры и вообще «друзья Путина»

Только не спрашивайте меня, почему границей между честными людьми и ворами объявлены именно 100 тысяч евро, а не 90 или 110 – думаю, даже самый уверенный в справедливости принятых мер еврочиновник не сможет ответить на этот вопрос.

Ну а теперь представьте, что у меня в кипрском банке лежит 50 тысяч евро (почему бы не помечтать? Как бы, по-вашему, я поступил, как только появилась бы возможность их забрать? Вроде бы мне-то ничего не угрожает: мои деньги защищены…

Ага! Есть женщины, никогда не изменявшие мужьям, но нет ни одной, которая изменила бы только однажды. Раз Евросоюз один раз попробовал ограбить вкладчиков, чтобы решить финансовые проблемы, что помешает ему делать это снова и снова? Обещания еврочиновников, что случай Кипра уникальный? Ну пусть засунут эти обещания туда, где уже так уютно разместились договоры об открытии вкладов.

Естественно, те, у кого вклады были больше 100 тысяч, немедленно заберут остаток денег, как только у них появится такая возможность. И это само по себе вызовет финансовые проблемы. А мы уже знаем, как ЕС их решает… Значит, будут грабить. Но кого? Ведь вкладов свыше 100 тысяч уже не осталось. Значит, экспроприировать будут мои 50 тысяч. Так что я их постараюсь изъять раньше.

И точно так же будут рассуждать все, у кого в так называемых «кипрских банках» лежит хотя бы евроцент.

ДЕФОЛТ ПО-ЕЭСОВСКИ

В истории разгрома Евросоюзом финансовой системы Кипра больше всего умиляет раз за разом повторяемое утверждение, что это сделано, «чтобы избежать дефолта»

Мне это напомнило однажды рассказанный мне способ развода лоха на шахматах. Я его не пробовал и не уверен, что такое вообще технически возможно, но слушайте.

Итак, на доске ставится позиция, в которой белые начинают и ставят мат в 2 хода. Лоху предлагают убедиться, что защиты не существует. А потом мошенник говорит: «Спорим, что ты мне мат в 2 хода здесь не поставишь». Лох еще раз проверяет все варианты – ну нет защиты! И спорят – на крупную сумму.

А после того как лох делает первый ход, уже предвкушая свой выигрыш, мошенник неожиданно говорит: «Сдаюсь». И мат поставить уже не получится… Только не пытайтесь проделать это на практике!

Так вот и Евросоюз ЗАСТАВИЛ Кипр объявить дефолт, отказавшись возвращать деньги вкладчикам, то есть отказавшись от выполнения своих финансовых обязательств, но объявил, что это сделано, «чтобы избежать дефолта». Сдались, одним словом, чтобы мата избежать.

Ранее аналогичная история дефолта, названного не дефолтом (для этого даже пришлось изобрести совершенно безумный термин «неконтролируемый дефолт»), случилась с Грецией.

Видимо, в Евросоюзе принято политическое решение, что дефолты в ЕС невозможны в принципе, а если и происходят, то исключительно с целью избежать самих себя На практике это приводит к растерянности страховых организаций, для которых вопрос: «А был ли дефолт?» стоит подчас миллиарды долларов – и что тут решить, если глаза видят, что дефолт был, а еврочиновники в один голос уверенно, не моргая, говорят, что это было, чтобы избежать дефолта?

РАБЫ ЕВРОСОЮЗА

Впрочем, кипрский дефолт существенно отличается от греческого.

Ситуация в греческой экономике объективно была крайне тяжелая – сотен миллиардов помощи не хватало, чтобы залатать дыры, шли долгие переговоры, принимались различные меры – и дефолт стал всеми ожидаемым, необходимым средством в безвыходном положении.

На Кипре же решение о дефолте было принято Евросоюзом в приказном порядке, в ситуации, которая совершенно не требовала рубить на корню экономику острова, без каких-либо попыток оказать реальную помощь.

Да, был разыгран спектакль – мы вам дадим 10 миллиардов, а вы найдите еще 6, но так, чтобы при этом ваша финансовая система погибла. Согласитесь, если уж Евросоюз нашел 10 миллиардов, то уж и 6 он бы как-нибудь отыскал. Но дело в том, что никто в ЕС и не собирался помогать Кипру. Целью операции было уничтожить этот финансовый центр.

Я скажу больше. Вот если бы Евросоюз, вообще не давая Кипру никаких денег, просто потребовал этого замечательного взимания «налога» с банковских вкладов, неужели вы думаете, что Кипр бы гордо отказался? Да выполнил бы как миленький. Эти 10 миллиардов – показуха для публики, чтобы как-то сгладить впечатление от того, что Кипр оказался не суверенным государством, а рабом ЕС. Всё должно было выглядеть так, будто его не заставили силой, а купили деньгами.

НЕМЕЦКАЯ НАГЛОСТЬ ИЛИ НЕМЕЦКАЯ ЧЕСТНОСТЬ?

Помните, когда в разгар событий министр финансов Кипра поехал в Россию просить денег, Ангела Меркель заявила, что Кипр должен обсуждать свое спасение только с «тройкой» западных структур, то есть не с Россией. Как тогда наших патриотов возмутила эта немецкая «наглость»! А как все ликовали, когда «непокорный» киприот все-таки поехал в Москву. Говорили о включении Кипра в какие-то евразийские экономические структуры…

На самом деле не было никакого непокорного киприота, как не было и немецкой наглости – была немецкая честность. Ведь если хоть на секунду трезво задуматься, что из себя представляет Кипр, то любому станет ясно, что Россия просто не может в борьбе за влияние на этом острове конкурировать с Западом и его сателлитами.

Кипр – это якобы суверенное государство, контролирующее часть территории своего острова, но претендующее на него целиком. На острове две крупные военные базы Великобритании, члена НАТО. 40 процентов острова оккупированы Турцией, другим членом НАТО. Сам Кипр входит в Евросоюз и еврозону. Каким образом Россия могла бы помочь этому клочку территории и его населению, полностью зависящему от Запада? И какую пользу Россия могла бы извлечь, отдав свои деньги?

Получить военную базу на Кипре? Но у нас уже есть база в Сирии. Уничтожат Сирию – получим базу в другой стране региона. А если страны, согласившейся предоставить нашему флоту базу, в регионе нет, то и флоту там делать нечего. Мы же не американцы, чтобы грабить чужие ресурсы. Мы приходим защищать. Если некого защищать, то незачем и приходить.

Газовые богатства кипрского шельфа мы также не смогли бы разрабатывать. На них претендует Турция, так что спорить за них без риска развязать Третью мировую войну может либо другой член НАТО, скажем Греция, либо какая-нибудь особо любезная США страна, например Израиль. А мы из другой песочницы.

А «непокорный» киприот приехал в Москву наверняка по прямому указанию из ЕС, чтобы к уже украденным у России миллиардам прибавить еще несколько. В Евросоюзе сейчас очень тяжелая экономическая ситуация, так что лишние деньги не помешают. Ангела Меркель просто честно намекнула другу Владимиру и его стране, что не стоит лезть в эту ловушку. Думаю, российское руководство и так всё понимало, но в будущем немецкий совет будет оценен.

РОССИЯ И ЕВРОСОЮЗ

Кстати, пусть вас не удивляет, что Ангела Меркель хотела хоть чуть-чуть помочь России, в то время как Германия является лидером Евросоюза, только что нанесшего нашей стране колоссальный экономический ущерб.

Дело в том, что Евросоюз всегда будет смертельным врагом России независимо от того, сколь хороши отношения нашей страны с его членами. Россия может дружить вообще со всеми странами ЕС, и при этом данная организация будет нашим врагом. Больше того, чем лучше отношения России с той же Германией, тем враждебнее к нам относится Евросоюз как целое. Ну это же очевидно: Россия и ЕС борются за влияние на одни и те же страны. Наше усиление означает ослабление ЕС и наоборот. Потому-то и был разгромлен Кипр. Он стал «слишком русским».

КТО ПОСТРАДАЛ ОТ ДЕФОЛТА КИПРА?

Распространенное заблуждение наших граждан заключается в том, что от дефолта Кипра Россия только выиграла. Нет, в чем-то мы, конечно, выиграли. Так в чем-то мы и от дефолта 1998 года выиграли…

Как вы думаете, изъятие Евросоюзом денег, принадлежащих российским бизнес-структурам, никак не отразится на благосостоянии обычных граждан, хранящих свои средства в сберкассе через дорогу, а не на далеком острове? Представьте, что завтра все российские негосударственные компании лишились бы всех своих капиталов – вы думаете, что заводы все так же работали бы, рабочие получали бы зарплату, пенсионеры – пенсию, строились бы дома и открывались больницы?

Российская экономика давно уже в значительной степени негосударственная. Государство влияет на компании, но не владеет ими. Львиная доля российского ВВП производится негосударственными структурами. А ведь размер ВВП напрямую влияет на состояние экономики в целом и на благополучие каждого гражданина. И деньги, украденные у российского бизнеса, украдены у российской экономики. Они не будут инвестированы в производство, на них не будут построены заводы, выплачена зарплата, из них не будут уплачены налоги.

Кипр, кстати, был самым крупным российским инвестором. То есть не Кипр, конечно Просто наши компании через Кипр инвестировали российскую экономику. И не только, кстати, российскую…

Ну вы же знаете, как болезненно еврочиновники относятся к тому, что какая-нибудь крупная российская компания, да еще и связанная с государством, приобретает важное европейское предприятие. Это ведь означает рост влияния России в ЕС, а Евросоюз и нынешнее наше влияние считает чрезмерным: они ведь зависят от нашей нефти и газа.

Влияние – это возможность заключать выгодные договоры, устанавливать подходящие цены и, в конечном счете, хорошо жить. А чем Россия лучше живет, тем меньше она зависит от платы ЕС за наши энергоресурсы, тем меньше мозгов утекает на Запад и тем больше перетекает на Восток. Евросоюз кровно заинтересован, чтобы в России было плохо.

Ну так вот, правительству России или, скажем, «Газпрому» очень трудно будет приобрести какое-нибудь ключевое европейское предприятие – сделку просто запретят. А вот компания «***лимитед», зарегистрированная на Кипре, такого отторжения не вызовет. И, думаю, наши уже давно работали по такой схеме. Но вряд ли это нравилось ЕС…

ЕВРОСОЮЗ ПУСТИЛ НА ДНО «РУССКИЙ» ОСТРОВ

Кипр был не самым худшим из оффшоров, так что еврочиновники приговорили его по единственной причине: он превратился в финансовый центр, контролируемый Россией и обслуживающий ее интересы. Туда шли деньги, зарабатываемые на экспорте российских энергоресурсов, оттуда они инвестировались в экономику России и оттуда же они шли на приобретение европейских предприятий, которые переходили под российский контроль. Делать это через Сбербанк из Москвы было вряд ли возможно, по крайней мере затруднительно и гораздо более накладно. До последнего времени…

Уничтожив финансовую систему Кипра, Евросоюз решил сразу несколько задач:

1) Присвоил российские капиталы в размере нескольких миллиардов – усилил себя и одновременно ослабил геополитического конкурента;

2) Лишил Россию финансового центра, позволявшего осуществлять экономическое взаимодействие с европейским бизнесом, минуя контроль евробюрократии, и усиливать влияние в ЕС;

3) Показал другим членам ЕС и прочим странам, что излишнее сотрудничество с Россией, какую бы выгоду оно ни сулило, будет беспощадно караться и в конечном счете очень дорого обойдется.

Как видим, Запад методично уничтожает наших партнеров по всему миру. Сирия покупала наше оружие и предоставила военную базу, Кипр обслуживал наши финансовые интересы… Опасное это дело – сотрудничать с Россией в условиях однополярного мира…

“Чёрная Молния”

www.geopolitics.ru

10 лет назад Кипр получил полноправное членство в ЕС

В начале 2000-ых, на волне энтузиазма по поводу членства в Евросоюзе, большинство жителей Кипра считало, что вступление в ЕС есть несомненное благо для всех сфер жизни страны: политики, экономики, социально-культурной сферы

Однако сейчас, по прошествии десяти лет, подводя итоги за этот период, факт вступления Кипра в Евросоюз как сами киприоты, так и многие эксперты считают не самым удачным ходом. Прежде всего, существенно снизились экономические показатели – в среднем на 13% по сравнению с 2004 годом. На практике разрыв намного больше – в настоящее время около 45 000 киприотов живут за чертой бедности – еще несколько лет назад подобное было нонсенсом для кипрских реалий. Киприоты возлагали на членство в ЕС большие надежды, прежде всего, в перспективе урегулирования кипрской проблемы. В то время многим казалось, что членство в ЕС даст огромное преимущество и поможет заручиться поддержкой «сильных мира сего». На самом деле все оказалось намного сложнее, надежды не сбылись – переговорный процесс по вопросам урегулирования длится уже не первый год со значительными перерывами, и никакой определенности пока не достигнуто. Роль Евросоюза в этом случае номинальная; фактически переговоры ведутся между Турцией (посредством правительства непризнанной республики ТРСК) и правительством Кипра при некотором модерировании со стороны ООН.

Согласно публикации экспертного издания Economist, из десяти стран, вступивших в ЕС в мае 2004 года, самыми негативными последствия от членства ЕС оказались для Кипра, Балтийские страны и страны Восточной Европы, наоборот, выиграли: в некоторых случаях ВВП новоявленных членов ЕС возрос до 40%.

В экономическом плане последствия вступления в ЕС (в 2004 году) и в зону евро (в 2008 году) стали для Кипра катастрофическими. Отказ от сильной собственной валюты (кипрского фунта) и переход на евро сделал кипрскую экономику, и, в частности, столь значимый для страны банковский сектор, крайне уязвимым и зависимым от внешних факторов.

Показательны измерения Евробарометра (организации, изучающей общественное мнение граждан ЕС), проведенные в начале марта, всего за неделю до категоричного ультиматума Тройки, и несколько месяцев спустя. Итак, опрос, проведенный 7 марта 2013 года, показал, что 63% киприотов ожидали помощи Евросоюза в выходе из кризиса. И лишь 2% считали, что выход из Еврозоны (зоны евровалюты) обоснован. 19% все еще рассчитывали на помощь Евросоюза в вопросах внешней политики, международных отношений и, в частности, решения кипрской проблемы. 20% сказали, что они ничего не ждут от ЕС.

Опрос, проведенный в сентябре 2013 года, показал, что 69% киприотов считают, что вступление в ЕС не принесло стране ничего хорошего, и лишь 28% ответили, что членство в ЕС пошло Кипру на пользу. На вопрос, считают ли они факт членства страны в ЕС позитивным аспектом, 36% опрошенных ответили отрицательно, 26% считают, что членство в ЕС все-таки является для Кипра благом, и 37% затруднились ответить.

Для сравнения – ровно половина (50%) от общего числа опрошенных жителей других стран ЕС считают, что членство ЕС пошло им на пользу. 57% киприотов главным преимуществом принадлежности к ЕС считают евровалюту, в то время как для большинства граждан 27 стран ЕС основной отличительной чертой принадлежности к ЕС является европейское гражданство и самоидентификация в качестве европейских граждан.

22-25 мая 2014 года пройдут выборы в Европарламент, и впервые Парламент выберет нового президента ЕС. Большинство европейцев смотрит на эти изменения положительно. Киприотов в настоящее время больше беспокоят местные проблемы: экономическая ситуация в стране, растущая безработица, создание новых рабочих мест, социальная защищенность уязвимых групп населения и пенсионеров. Десятилетний юбилей членства в ЕС киприоты встречают не в самом оптимистичном настроении.

www.cyprus.kp.ru

Почему Евросоюз утопил Кипр?

КИПРСКИЕ БАНКИ НЕ ОТКРОЮТСЯ НИКОГДА

Дату открытия кипрских банков постоянно переносят еще на несколько дней, якобы «для сохранения финансовой стабильности», но всё дело в том, что кипрские банки не откроются никогда. По одной очень весомой причине. Не может открыться то, чего не существует…

ЧТО ТАКОЕ БАНК?

Банк – это учреждение, в которое можно положить деньги, а потом получить их обратно. Учреждение, в котором деньги вкладчиков пропадают или замораживаются на неопределенное время – так или иначе перестают быть доступными для вкладчиков, – банком не является по определению. Потому что если деньги нельзя получить назад, то никто не станет их и вкладывать.

И совершенно не важно, по какой причине было принято решение ограбить вкладчиков: «чтобы избежать дефолта», «потому что вкладчики должны принять участие в спасении финансовой системы», в качестве взимания единоразового «налога», для борьбы с отмыванием денег, по приказу правительства, по приказу Евросоюза, по приказу марсиан, в результате божественного откровения директору банка… Причин на самом деле может быть сколько угодно. Но следствие у них всегда одно: банк исчезает.

Все до единого кипрские банки испарились в тот момент, когда были обнародованы требования Еврогруппы о взимании «налога» с денег, хранящихся в банках. И тут не имеет никакого значения размер этого «налога» – 1% или 100% – кипрские банки моментально исчезли.

Сейчас кипрских банков нет. Есть группы людей, выполняющих обслуживание банкоматов по правилам, устанавливаемым не ими. Есть договоры, которые не выполняются. Есть Евросоюз, который решает, кому из бывших вкладчиков, потерявших деньги в бывших кипрских банках, когда и сколько выдать. Кому-то, возможно, и всё вернут, кому-то – ничего. Но к банковской деятельности это уже не имеет никакого отношения.

ЕСЛИ БЫ У МЕНЯ БЫЛО 50 ТЫСЯЧ ЕВРО В КИПРСКОМ БАНКЕ

Вы обратили внимание на одну деталь: у вкладчиков кипрских банков украли огромные средства, при этом никому из евроорганизаторов этой махинации не пришло в голову не только извиниться, но хотя бы выразить сожаление, сказав: «Очень жаль, что пришлось забрать ваши деньги».

Ничего подобного! Складывается ощущение, что вкладчики кипрских банков – это такие негодяи, ограбить которых богоугодное дело. Западная пропаганда поспешила создать соответствующие образы:

Точнее всех вкладчиков разделили на две категории: тех, кто честным путем нажил свои сбережения, которые надо защитить, и тех, кто погряз в коррупции и воровстве и у кого деньги надо отобрать. Что интересно, данное разделение осуществлено не на основании решения суда и какого-то расследования, а чисто математически: те, чей вклад меньше 100 тысяч евро, – честные люди; те, чей вклад больше 100 тысяч, – коррупционеры, воры и вообще «друзья Путина»

Только не спрашивайте меня, почему границей между честными людьми и ворами объявлены именно 100 тысяч евро, а не 90 или 110 – думаю, даже самый уверенный в справедливости принятых мер еврочиновник не сможет ответить на этот вопрос.

Ну а теперь представьте, что у меня в кипрском банке лежит 50 тысяч евро (почему бы не помечтать? Как бы, по-вашему, я поступил, как только появилась бы возможность их забрать? Вроде бы мне-то ничего не угрожает: мои деньги защищены…

Ага! Есть женщины, никогда не изменявшие мужьям, но нет ни одной, которая изменила бы только однажды. Раз Евросоюз один раз попробовал ограбить вкладчиков, чтобы решить финансовые проблемы, что помешает ему делать это снова и снова? Обещания еврочиновников, что случай Кипра уникальный? Ну пусть засунут эти обещания туда, где уже так уютно разместились договоры об открытии вкладов.

Естественно, те, у кого вклады были больше 100 тысяч, немедленно заберут остаток денег, как только у них появится такая возможность. И это само по себе вызовет финансовые проблемы. А мы уже знаем, как ЕС их решает… Значит, будут грабить. Но кого? Ведь вкладов свыше 100 тысяч уже не осталось. Значит, экспроприировать будут мои 50 тысяч. Так что я их постараюсь изъять раньше.

И точно так же будут рассуждать все, у кого в так называемых «кипрских банках» лежит хотя бы евроцент.

ДЕФОЛТ ПО-ЕЭСОВСКИ

В истории разгрома Евросоюзом финансовой системы Кипра больше всего умиляет раз за разом повторяемое утверждение, что это сделано, «чтобы избежать дефолта»

Мне это напомнило однажды рассказанный мне способ развода лоха на шахматах. Я его не пробовал и не уверен, что такое вообще технически возможно, но слушайте.

Итак, на доске ставится позиция, в которой белые начинают и ставят мат в 2 хода. Лоху предлагают убедиться, что защиты не существует. А потом мошенник говорит: «Спорим, что ты мне мат в 2 хода здесь не поставишь». Лох еще раз проверяет все варианты – ну нет защиты! И спорят – на крупную сумму.

А после того как лох делает первый ход, уже предвкушая свой выигрыш, мошенник неожиданно говорит: «Сдаюсь». И мат поставить уже не получится… Только не пытайтесь проделать это на практике!

Так вот и Евросоюз ЗАСТАВИЛ Кипр объявить дефолт, отказавшись возвращать деньги вкладчикам, то есть отказавшись от выполнения своих финансовых обязательств, но объявил, что это сделано, «чтобы избежать дефолта». Сдались, одним словом, чтобы мата избежать.

Ранее аналогичная история дефолта, названного не дефолтом (для этого даже пришлось изобрести совершенно безумный термин «неконтролируемый дефолт»), случилась с Грецией.

Видимо, в Евросоюзе принято политическое решение, что дефолты в ЕС невозможны в принципе, а если и происходят, то исключительно с целью избежать самих себя На практике это приводит к растерянности страховых организаций, для которых вопрос: «А был ли дефолт?» стоит подчас миллиарды долларов – и что тут решить, если глаза видят, что дефолт был, а еврочиновники в один голос уверенно, не моргая, говорят, что это было, чтобы избежать дефолта?

РАБЫ ЕВРОСОЮЗА

Впрочем, кипрский дефолт существенно отличается от греческого.

Ситуация в греческой экономике объективно была крайне тяжелая – сотен миллиардов помощи не хватало, чтобы залатать дыры, шли долгие переговоры, принимались различные меры – и дефолт стал всеми ожидаемым, необходимым средством в безвыходном положении.

На Кипре же решение о дефолте было принято Евросоюзом в приказном порядке, в ситуации, которая совершенно не требовала рубить на корню экономику острова, без каких-либо попыток оказать реальную помощь.

Да, был разыгран спектакль – мы вам дадим 10 миллиардов, а вы найдите еще 6, но так, чтобы при этом ваша финансовая система погибла. Согласитесь, если уж Евросоюз нашел 10 миллиардов, то уж и 6 он бы как-нибудь отыскал. Но дело в том, что никто в ЕС и не собирался помогать Кипру. Целью операции было уничтожить этот финансовый центр.

Я скажу больше. Вот если бы Евросоюз, вообще не давая Кипру никаких денег, просто потребовал этого замечательного взимания «налога» с банковских вкладов, неужели вы думаете, что Кипр бы гордо отказался? Да выполнил бы как миленький. Эти 10 миллиардов – показуха для публики, чтобы как-то сгладить впечатление от того, что Кипр оказался не суверенным государством, а рабом ЕС. Всё должно было выглядеть так, будто его не заставили силой, а купили деньгами.

НЕМЕЦКАЯ НАГЛОСТЬ ИЛИ НЕМЕЦКАЯ ЧЕСТНОСТЬ?

Помните, когда в разгар событий министр финансов Кипра поехал в Россию просить денег, Ангела Меркель заявила, что Кипр должен обсуждать свое спасение только с «тройкой» западных структур, то есть не с Россией. Как тогда наших патриотов возмутила эта немецкая «наглость»! А как все ликовали, когда «непокорный» киприот все-таки поехал в Москву. Говорили о включении Кипра в какие-то евразийские экономические структуры…

На самом деле не было никакого непокорного киприота, как не было и немецкой наглости – была немецкая честность. Ведь если хоть на секунду трезво задуматься, что из себя представляет Кипр, то любому станет ясно, что Россия просто не может в борьбе за влияние на этом острове конкурировать с Западом и его сателлитами.

Кипр – это якобы суверенное государство, контролирующее часть территории своего острова, но претендующее на него целиком. На острове две крупные военные базы Великобритании, члена НАТО. 40 процентов острова оккупированы Турцией, другим членом НАТО. Сам Кипр входит в Евросоюз и еврозону. Каким образом Россия могла бы помочь этому клочку территории и его населению, полностью зависящему от Запада? И какую пользу Россия могла бы извлечь, отдав свои деньги?

Получить военную базу на Кипре? Но у нас уже есть база в Сирии. Уничтожат Сирию – получим базу в другой стране региона. А если страны, согласившейся предоставить нашему флоту базу, в регионе нет, то и флоту там делать нечего. Мы же не американцы, чтобы грабить чужие ресурсы. Мы приходим защищать. Если некого защищать, то незачем и приходить.

Газовые богатства кипрского шельфа мы также не смогли бы разрабатывать. На них претендует Турция, так что спорить за них без риска развязать Третью мировую войну может либо другой член НАТО, скажем Греция, либо какая-нибудь особо любезная США страна, например Израиль. А мы из другой песочницы.

А «непокорный» киприот приехал в Москву наверняка по прямому указанию из ЕС, чтобы к уже украденным у России миллиардам прибавить еще несколько. В Евросоюзе сейчас очень тяжелая экономическая ситуация, так что лишние деньги не помешают. Ангела Меркель просто честно намекнула другу Владимиру и его стране, что не стоит лезть в эту ловушку. Думаю, российское руководство и так всё понимало, но в будущем немецкий совет будет оценен.

РОССИЯ И ЕВРОСОЮЗ

Кстати, пусть вас не удивляет, что Ангела Меркель хотела хоть чуть-чуть помочь России, в то время как Германия является лидером Евросоюза, только что нанесшего нашей стране колоссальный экономический ущерб.

Дело в том, что Евросоюз всегда будет смертельным врагом России независимо от того, сколь хороши отношения нашей страны с его членами. Россия может дружить вообще со всеми странами ЕС, и при этом данная организация будет нашим врагом. Больше того, чем лучше отношения России с той же Германией, тем враждебнее к нам относится Евросоюз как целое. Ну это же очевидно: Россия и ЕС борются за влияние на одни и те же страны. Наше усиление означает ослабление ЕС и наоборот. Потому-то и был разгромлен Кипр. Он стал «слишком русским».

КТО ПОСТРАДАЛ ОТ ДЕФОЛТА КИПРА?

Распространенное заблуждение наших граждан заключается в том, что от дефолта Кипра Россия только выиграла. Нет, в чем-то мы, конечно, выиграли. Так в чем-то мы и от дефолта 1998 года выиграли…

Как вы думаете, изъятие Евросоюзом денег, принадлежащих российским бизнес-структурам, никак не отразится на благосостоянии обычных граждан, хранящих свои средства в сберкассе через дорогу, а не на далеком острове? Представьте, что завтра все российские негосударственные компании лишились бы всех своих капиталов – вы думаете, что заводы все так же работали бы, рабочие получали бы зарплату, пенсионеры – пенсию, строились бы дома и открывались больницы?

Российская экономика давно уже в значительной степени негосударственная. Государство влияет на компании, но не владеет ими. Львиная доля российского ВВП производится негосударственными структурами. А ведь размер ВВП напрямую влияет на состояние экономики в целом и на благополучие каждого гражданина. И деньги, украденные у российского бизнеса, украдены у российской экономики. Они не будут инвестированы в производство, на них не будут построены заводы, выплачена зарплата, из них не будут уплачены налоги.

Кипр, кстати, был самым крупным российским инвестором. То есть не Кипр, конечно Просто наши компании через Кипр инвестировали российскую экономику. И не только, кстати, российскую…

Ну вы же знаете, как болезненно еврочиновники относятся к тому, что какая-нибудь крупная российская компания, да еще и связанная с государством, приобретает важное европейское предприятие. Это ведь означает рост влияния России в ЕС, а Евросоюз и нынешнее наше влияние считает чрезмерным: они ведь зависят от нашей нефти и газа.

Влияние – это возможность заключать выгодные договоры, устанавливать подходящие цены и, в конечном счете, хорошо жить. А чем Россия лучше живет, тем меньше она зависит от платы ЕС за наши энергоресурсы, тем меньше мозгов утекает на Запад и тем больше перетекает на Восток. Евросоюз кровно заинтересован, чтобы в России было плохо.

Ну так вот, правительству России или, скажем, «Газпрому» очень трудно будет приобрести какое-нибудь ключевое европейское предприятие – сделку просто запретят. А вот компания «***лимитед», зарегистрированная на Кипре, такого отторжения не вызовет. И, думаю, наши уже давно работали по такой схеме. Но вряд ли это нравилось ЕС…

ЕВРОСОЮЗ ПУСТИЛ НА ДНО «РУССКИЙ» ОСТРОВ

Кипр был не самым худшим из оффшоров, так что еврочиновники приговорили его по единственной причине: он превратился в финансовый центр, контролируемый Россией и обслуживающий ее интересы. Туда шли деньги, зарабатываемые на экспорте российских энергоресурсов, оттуда они инвестировались в экономику России и оттуда же они шли на приобретение европейских предприятий, которые переходили под российский контроль. Делать это через Сбербанк из Москвы было вряд ли возможно, по крайней мере затруднительно и гораздо более накладно. До последнего времени…

Уничтожив финансовую систему Кипра, Евросоюз решил сразу несколько задач:

1) Присвоил российские капиталы в размере нескольких миллиардов – усилил себя и одновременно ослабил геополитического конкурента;

2) Лишил Россию финансового центра, позволявшего осуществлять экономическое взаимодействие с европейским бизнесом, минуя контроль евробюрократии, и усиливать влияние в ЕС;

3) Показал другим членам ЕС и прочим странам, что излишнее сотрудничество с Россией, какую бы выгоду оно ни сулило, будет беспощадно караться и в конечном счете очень дорого обойдется.

Как видим, Запад методично уничтожает наших партнеров по всему миру. Сирия покупала наше оружие и предоставила военную базу, Кипр обслуживал наши финансовые интересы… Опасное это дело – сотрудничать с Россией в условиях однополярного мира…

«Чёрная Молния»

Источник: geopolitics.ru.

www.xn----7sbqratbcl6adee.xn--p1ai


Смотрите также